Древний Иерихон и Иерихонская Башня (Jericho & Tower of Jericho)

Приблизительно в 1.5 км к северо-западу от центра Иерихона находится платный музей под открытым небом Тель ас-Султан (площадь 3.4 га). Это территория раскопок стоящего на перекрёстке дорог библейского города, одного из древнейших в мире центров цивилизации — археологический холм (араб., ивр. «тель»), возвышающийся над местностью примерно на 21 м. Если «чемпионство» Иерихона по степени древности можно оспаривать, то по высоте – 250–260 м ниже уровня мирового океана – он равных не имеет. Такое расположение, помимо прочего, способствует обилию пресной воды, стекающей от подножия Иерусалимских гор в Иорданскую долину, а сам Иерихонский оазис образован источником Ма’аян-Элиша (Источник Елисея, араб. Айн-ас-Султан) и родниками Эль-Кильт, Айн-Дуюх и Айн-Нуама. Мягкая аллювиальная почва и тропический климат с тёплой зимой благоприятствуют земледелию и садоводству. Отсюда всего 10 км до Мёртвого моря.

История исследований археологического холма восходит к изысканиям капитана Чарльза Уоррена (Charles Warren), работавшего от имени Палестинского исследовательского фонда (Palestine Exploration Fund, PEF) в 1868 году. Первые масштабные раскопки, проведённые в 1907–1909 годах австро-немецкой экспедицией под руководством Эрнста Зеллина (Е. Sellin) и Карла Ватцингера (С. Watzinger), выявили часть фортификационных систем поселения эпохи ранней и средней бронзы. Следующая экспедиция под руководством Джона Гарстанга (J. Garstang) трудилась в Иерихоне в 1930–1936 годах. Исследования стали более системными, но Гарстанг опустил датировку укреплений бронзового века. Четвертыми по счёту и главными по объёму исследованиями, проведёнными в 1952–1958 годах, руководила британский археолог Кэтлин Кеньон (Kathleen Mary Kenyon). Их результаты, опубликованные в пяти томах, окончательно закрепили стратиграфическую историю места. В течение последнего десятилетия восстановительные работы на сайте проводились специалистами Палестинского департамента древностей в сотрудничестве с Римским университетом La Sapienza и ЮНЕСКО.

Исследования Дж. Гарстанга и К. Кеньон позволили установить, что поселение на месте библейского Иерихона появилось более 10 тыс. лет до н. э. Самые ранние следы относятся к натуфийской культуре (Natufian culture) — многочисленные кремниевые орудия свидетельствует о наличии охотничьего лагеря возле источника. Раскопки слоёв, относящихся к эпохе неолита, показали процесс перехода от охоты и собирательства к одомашниванию растений и животных, ирригационному земледелию и началу оседлой городской цивилизации. Город эпохи докерамического неолита А (Pre-Pottery Neolithic A, PPNA) был небольшим поселением с круглыми домами из необожжённого кирпича, окружёнными каменной стеной с круглой башней, о которой ниже. В период докерамического неолита B (Pre-Pottery Neolithic B, PPN) появляются прямоугольные дома из удлинённого кирпича, с полами, покрытыми отполированной белой штукатуркой из извести, полученной путём обжига местного известняка. Под полами были найдены обмазанные глиной черепа людей, возможно, указывающие на культ предков. Избыток сельскохозяйственной продукции привёл к появлению у людей свободного времени, уходившего ранее на добычу пропитания – теперь же стало возможным заняться строительством домов и созданием предметов искусства. Материальная культура этого периода указывает на растущую социальную сложность общества.

Затем город был покинут на сотни лет и снова обжит только в эпоху керамического неолита (Pottery Neolithic Period, PN), в V тыс. до н. э., когда в результате увеличения потребности в хранении продукции в Тель ас-Султане начали производить гончарные изделия. Свидетельства эпохи халколита (медно-каменного века), предшествовавшей городскому периоду, были обнаружены только на кладбищах.

В эпоху ранней бронзы II (Early Bronze Age II, EBA II), в 3000–2700 годах до н. э., Иерихон превратился в крупный городской центр. В районе укреплений в западной части археологического холма были найдены следы нескольких этапов строительства; к этому же периоду относится большое количество обнаруженных коллективных захоронений.

В эпоху ранней бронзы III (Early Bronze Age III, EBA III) Иерихон был процветающим городом, обнесённым мощной стеной. Он был разрушен около 2000 года до н. э. вторгшимися в Ханаан кочевниками, но после переходного периода, без следов непрерывного проживания, был отстроен заново в эпоху средней бронзы II (Middle Bronze Age II, MBA II), в 1800–1650 годах до н. э. Доказательства этому – массивная каменная крепостная стена с насыпью (гласисом), характерная для оборонительных сооружений периода гиксосов, а также стена, возведённая на вершине холма. Палестино-итальянские раскопки привели к обнаружению огромного здания из необожжённого кирпича за пределами города, что указывает на жизнь вне городских стен. Иерихонские гробницы эпохи средней бронзы сохранили уникальные свидетельства домашней жизни – керамические сосуды, личные вещи и мебель. Вновь разрушенный, по-видимому египтянами в ходе войн по вытеснению гиксосов из Ханаана, Иерихон в очередной раз был восстановлен, и оказался первым городом на пути вторгшихся в Ханаан израильских племён. О существовании Иерихона в это время, помимо данных раскопок, свидетельствует, например, надпись на жуке-скарабее II тыс. до н. э.

Выяснилось однако, что в эпоху поздней бронзы (Late Bronze Age, LBA) город был покинут, и городская стена времени Иисуса Навина не существует, что указывает на противоречие между Священным Писанием и археологией, либо на то, что евреи штурмовали старые стены возрастом в несколько сот лет. В целом, от Иерихона 1500–1200 годов до н. э. сохранилось лишь несколько могил и обломков. К. Кеньон считала, что после Иисуса Навина город находился в запустении, и руины, оставаясь под открытым небом, подверглись разрушительной эрозии – поэтому следов этого времени не сохранилось.

В Тель ас-Султане есть отдельные следы эпох железного века (Iron Age, израильский период) и персидского владычества, когда место было полностью заброшено.

В греко-римское время, начиная с IV века до н. э., городской центр постепенно сместился юго-восточнее, в Телуль Абу Алек (Telul Abu Alyeq), в район нынешнего Иерихона, чему отчасти способствовали разрушительные землетрясения III–IV веков н. э.

Необычный для древнего мира интенсивный рост Иерихона и его быстрое превращение в важнейший городской центр восточного Средиземноморья объясняются, по-видимому, расположением на перекрёстке торговых дорог, источниками воды, а также богатством ресурсов Мертвого моря и обилием растительных культур. Город славился виноградом, овощами, финиками и, кроме этого, растениями, из которых изготовлялись ароматические масла и благовония:

«Земля Иерихонская – самая плодородная в Иудее‚ производящая в огромном изобилии пальмовые деревья и бальзамовые кустарники. Нижние части стволов этих кустов надрезывают заостренными камнями и капающие из надрезов слезы собирают‚ как бальзам» (И.Ф., Война, Кн. I, 6: 6)
Tell es-Sultan 004Рис. План раскопок Тель ас-Султана

В Тель ас-Султане можно видеть объекты, относящиеся к различным историческим эпохам, но его «изюминкой» является напоминающая усечённый конус каменная неолитическая башня с внутренним лестничным пролётом из 22 ступенек, шириной около одного метра. Размеры башни: нижний диаметр – 9 м, верхний – 7 м, высота – 8.25 м.

Башня возвышалась над четырёхметровой стеной, возможно, окружавшей весь город, и была построена в эпоху докерамического неолита A, около 11 000 лет назад, в поселении охотников-собирателей, на пороге перехода человечества к сельскому хозяйству, производству пищевой продукции и социальному неравенству.

Из более древних сооружений Ханаана, городского типа, можно отметить только, пожалуй, пять круглых каменных башен (каждая — более 6 метров в диаметре) в Тель Карамеле (Tel Qaramel) в Сирии. Радиоуглеродный анализ позволил отнести их возведение к периоду между одиннадцатым тысячелетием и 9650 годом до н. э.

С момента открытия иерихонская башня воспринималась археологами как демонстрация «нового неолитического порядка», но её цель оставалась неясной. Некоторые видели в башне и стене систему укреплений и защиту от наводнений. Другие считали их центром древнего Иерихона, символом богатства и могущества поселения.

Поскольку следов военных действий обнаружено не было, то башне, как это часто бывает, приписывают культовые значения. Например, Рои Лиран (Roy Liran) и Ран Баркаи (Dr. Ran Barkai) из департамента археологии факультета гуманитарных наук Тель-Авивского университета считали башню «космологическим маркером», связывающим город с окружающим ландшафтом и Вселенной. Позже, они пришли к выводу, что башня помещена в ту точку, где при заходе солнца в день летнего солнцестояния, ночная тьма (тень от башни) начинала окутывать поселение.

Первоначальная гипотеза основывалась на том, что ось лестницы башни направлена к месту захода солнца за гору Каранталь, 21 июня, а затем учёные выяснили, что тень от горы, после захода солнца в этот день (с самой короткой ночью), падала на башню, окутывала её, а затем охватывала весь Иерихон.

«Мы полагаем, что башня была построена не только в качестве маркера или устройства хронометража, но и как хранитель от опасностей, присутствующих в темноте, образованной последними лучами умирающего солнца», – писали исследователи в журнале Antiquity.

Возможно, местная власть стремилась трансформировать страх людей перед темнотой в уважение к начальству – тень, распространявшаяся от башни, должна была дисциплинировать иерихонцев. Авторы высказывают гипотезу, что башня являлась показателем борьбы за власть, и что конкретные люди, эксплуатируя первобытные страхи, убеждали жителей «вложиться» и построить это гигантское, по тем временам, общественное здание, предназначенное якобы для их защиты. Скорее всего, власть имущие не забывали и о своей политической и экономической выгоде. Со времён неолита и по сей день подобные архитектурные проекты используются для того, чтобы контролировать общественность, приобретать и укреплять статус власти.

Jericho 005
Jericho 006Рис. Тель ас-Султан – неолитическая башня

Источники:

1. Иерихон. Электронная Еврейская Энциклопедия. – http://eleven.co.il/article/11705
2. Иосиф Флавий. Иудейская война. – Минск: Беларусь, 1991. – 512 с. – ISBN 5-338-00653-7.
3. Roy Liran & Ran Barkai, Casting a shadow on Neolithic Jericho, Antiquity Volume 085, Issue 327, March 2011. – http://antiquity.ac.uk/projgall/barkai327/