«Высота Филантропа»

Живописный парк Рамат ха-Надив, название которого в переводе с иврита означает «Высота филантропа», находится на отроге горы Кармель между посёлками Зихрон Яаков и Биньямина (въезд с дороги № 652). Расстояние до Тель-Авива – чуть более 70 км. Цель парка – увековечить память о выдающемся банкире и жертвователе, бароне Эдмонде де Ротшильде. Рассказывают, что в ходе своей четвертой поездки в Палестину в феврале 1914 г. барон посетил южную оконечность этого отрога и выразил желание быть похороненным на одной из его вершин. Участок земли бывшей арабской деревни Умм Эль-Алек (Umm-el-Aleq) был куплен самим бароном у христианской семьи Эль-Хури из Хайфы, однако получившие его под освоение энтузиасты Третьей алии продержались только три месяца – мешала малярия. От подножья гор до прибрежных дюн, десятки километров вдоль моря в южном направлении, вплоть до района современного Тель-Авива, тянулись болота, с которыми удалось справиться только в 20-е гг. прошлого века. Излишне спрашивать, кто финансировал большую часть мелиоративных работ. Рассказывают, что по созвучию с арабским именем, поселенцы иронично называли усадьбу «умлялек» (от ивр. «умляль», букв., «жалкий»).

В 1936 г., через два года после смерти барона, его сын Джеймс Арман де Ротшильд (1878-1957) решил построить здесь усыпальницу, окружённую мемориальным садом, находящуюся в равновесии с окружающей средой, как природный  памятник своим покойным родителям. Позже этот сад, получивший название Ган ха-Надив ( «Сад филантропа», ивр.), стал сердцем парка Рамат ха-Надив. Четырнадцать ведущих архитекторов были приглашены для участия в конкурсе по созданию проекта склепа, вырубленного в скале, окруженного садом и парком, где цветы цвели бы в любое время года. Проект должен был выразить главные черты наследия «отца ишува» – достоинство и скромность. За основу была взята работа Уриэля(Отто) Шиллера (Otto Schiller) и ландшафтного архитектора Шломо Вайнберга (Орена) (Shlomo Weinberg). Сад начал строиться в 1938 г., но работам помешала Вторая мировая война. Только после Войны за Независимость (1948) работы были продолжены. В качестве генерального подрядчика была выбрана израильская строительная фирма Солель Боне (Solel Boneh). Использовались исключительно местные камни и строительные материалы. Садовая скульптура была разработана Родой и Исраэлем Трауб (Rhoda and Israel Traub). Строительство было закончено в 1954 г., и  тогда же в новую усыпальницу с парижского кладбища Père Lachaise были торжественно перенесены останки Э. де Ротшильда и его супруги Аделаиды (Ады) [1].

Рис. Герб Ротшильдов на воротах Ган ха-Надив

Ган ха-Надив имеет отдельный вход и ограду. Площадь сада – около 7 га. Вход бесплатный – всё финансируется за счёт фонда Э. де Ротшильда. С вершины холма открывается изумительная панорама Саронской долины (ха-Шарон, ивр.), – тех мест, где барон осушал болота и создавал поселения, – и моря. На семейном гербе Ротшильдов, который мы видим на воротах сада, рука, сжимающая пять стрел, символизирующих братьев, сыновей основателя рода Майера Амшеля Ротшильда (Mayer Amschel Rothschild) (1744-1812) из Франкфурта-на-Майне:

– Амшеля (Amschel Mayer Rothschild, Frankfurt) (1773-1855);
– Саломона (Salomon Mayer Rothschild, Vienna) (1774-1855);
– Натана (Nathan Mayer Rothschild, London) (1777-1836);
– Кальмана (Calmann Mayer Rothschild, Naples) (1788-1855);
– Яакова (Jakob Mayer Rothschild, Paris) (1792-1868) (отца барона Э.де Ротшильда),
а внизу начертаны слова: Integritas – единство, Concordia – согласие, Industria – действие.

Об истории создания герба для еврейского семейства, отличившегося успешными трансферами денег через сражающуюся Европу в период наполеоновских войн, – а для этого они создали сложную систему международных взаиморасчётов, – можно прочитать в [2]. Геральдической коллегии Австрийского императорского дома пришлось непросто: «выскочки», только что присоединившие приставку «фон» к своей фамилии, полагали, что они могут заполучить для герба корону и другие королевские и герцогские символы. Пришлось Ротшильдам «срочно» повысить свой дворянский статус:

«Коллегия принялась кромсать предложенный герб. Корона с семью зубцами и знаками баронского достоинства превратилась в маленький шлем. Вся благородная фауна была уничтожена, исчезли и аисты, символизирующие благочестие, и гончие, символизирующие верность, и львы, и все прочие. Удалось спастись лишь одной птичке, да и то не целиком. На гербе была оставлена половина австрийского орла. Сохранилась также рука, сжимавшая стрелы, но и это изображение подверглось жестокой коррекции – вместо пяти стрел рука сжимала всего четыре. И в самом деле, в успешном трансфере принимали участие только четверо братьев. (Официально Натан не принимал участия в организации сделки.) В таком усеченном виде герб и был утвержден 25 марта 1817 года. Но не надолго. Вскоре состоялся известный конгресс в Эксе, а затем герцог Меттерних, всемогущий канцлер его величества, получил от Дома Ротшильдов персональную ссуду в размере 900 000 гульденов. С одной стороны, это была абсолютно честная сделка, а предоставленная ссуда была полностью выплачена за семь лет до даты истечения срока. А с другой стороны, она была заключена 23 сентября 1822 года, а через шесть дней увидел свет императорский указ, который возводил всех пятерых братьев и их законных потомков любого пола в баронское достоинство».

В итоге, на гербе сохранились и гессенский лев и австрийский орёл, количество стрел вернулось к цифре «пять», и только в центре, вместо короны, мы по-прежнему видим шлем.

У входа в сад – Центр Посетителей, открывшийся в 2008 г. Здесь можно посмотреть фильм, осмотреть выставку «Нежное равновесие» (о балансе с природой), а также приобрести карты кольцевых пешеходных и велосипедных маршрутов по парку. Ведь поблизости есть много достопримечательностей, с которыми можно ознакомиться абсолютно бесплатно (не считая пары шекелей за карту).

Например, источник Эйн Цур, у которого люди селились с незапамятных времён. Археологи нашли здесь древнегреческие монеты 4-6 вв. до н.э., которые суеверные жители бросали в воду «на счастье». Рядом – римские термы и маленький, но действующий (!) акведук, подающий воду в небольшой бассейн, куда при желании можно окунуться. Планировка бань аналогична существовавшим в иродианских крепостях Массада и Иродион. Неужели сам Ирод Великий возвёл неподалёку форт или дворец?

Рис. Термы в Эйн-Цур

И действительно, если подняться от источника в гору на пару десятков метров, то можно обнаружить руины большого дворца-крепости, площадью более 4800 кв.м, окружённого стеной двухметровой толщины с четырьмя угловыми башнями. В центре комплекса – основание массивной башни (18 x 14 м) с шестью помещениями, окружённой отдельной невысокой стеной (proteichisma). По мнению археолога Изхара Гиршфельда (Yizhar Hirschfeld) (1950-2006), строительство башни и низкой стены относится к эллинистическому периоду (сер. 3 в. до н.э.). Башня, по-видимому, служила резиденцией хозяину дворца. Между башней и внешней стеной располагались построенные позже жилые строения с десятками помещений, причём стены многих из них были отделаны заморским мрамором, а внутри были найдены обломки считавшейся признаком роскоши итальянской керамики. О великолепии дворца свидетельствует и серия изящных архитектурных элементов, таких как мраморная голова пантеры, бывшая первоначально частью садового столика. Максимального развития комплекс достиг в римский период (1 в. до н.э. – 1 в. н.э.). Это Хурват Элек, возможная резиденция Ирода Великого или одного из его сыновей – кому бы ещё ревнивый властитель позволил соорудить такое в центре страны? Неподалёку высятся арки, напоминающие об эпохе крестоносцев, но, похоже, относящиеся к усадьбе османского времени.

Рис. Эйн-Цур
Рис. Реконструкция дворца (Хурват Элек)

Продолжаем подниматься по живописному склону, следя за указателями, и у самого края отрога видим остатки древних жилых и хозяйственных построек. Это Хурват Акев – большая (2800 кв.м) ферма времён Второго Храма. Не исключено, что она снабжала продовольствием дворец в Хурват Элек. О присутствии здесь евреев говорит сохранившийся бассейн для ритуального омовения – микве. Заметны остатки виноделен. Иродианская крепость и вилла были разрушены во время Иудейского восстания 66-74 гг., но затем ферма была восстановлена. При византийцах усадьба уменьшилась в 5 раз (525 кв.м), но продолжала функционировать вплоть до раннего арабского периода, когда виноделие стало бессмысленным.

Рис. Реконструкция византийской фермы (Хурват Акев)

Завораживает открывающийся отсюда вид на запад. С сожалением, спускаемся назад к автомобилю, садимся в него и, обогнув отрог с южной стороны, едем в сторону моря. Здесь у мошава Бейт-Хананья можно ознакомиться с остатками акведука, подававшего питьевую воду в Кейсарию – римско-византийскую столицу провинции Палестина (после раздела провинции на три, Кейсария оставалась столицей главной из них – Палестины Прима). На основании водовода видим табличку с упоминанием его строителей: Десятого римского легиона Legio X Fretensis и императора Адриана (источник Эйн-Цур также соединялся с этим водоводом).

Рис. Хурват Акев (винодельни)

Если в машине ждёт водитель, то можно, не возвращаясь, осторожно спуститься вниз по склону и за час добраться до акведука пешком (но это – для любителей экстрима). А если, вернувшись в Эйн-Цур, возникнет необходимость срочно «охладиться», а в тот же бассейн лезть неинтересно, то стоит удлинить день на пару часов и заехать в парк «Мей Кедем» («Древние воды, ивр.»), практически к самому началу этого водовода. В летнее время здесь приятно, спустившись под землю, пройти по узкому римскому тоннелю 280 метров по пояс в холодной воде.

Рис. Верхний акведук в районе мошава Бейт Хананья

Самый первый римский водовод в Кейсарию, длиной около 7 км, так называемый «Акведук А», начинался от источников Эйн Шуни. Считается, что это искажённое название располагавшейся когда-то неподалёку талмудической деревни Шуми. Сейчас в этих местах у подножия южного склона горы Кармель в районе мемориала барона Э. Де Ротшильда между посёлками Зихрон Яаков на севере и Биньямина на юге раскинулся парк Шуни, известный также, как парк Жаботинского. Это популярное бесплатное место отдыха. Сами же  источники надёжно укрыты крышками люков Израильской водной компании «Мекорот» и недоступны для туристов – вода идёт в общенациональную водную систему. Почему же парк носит имя журналиста-сиониста Владимира (Зеева) Жаботинского (1880 -1940)? Дело в том, что с 20-х гг. 20 в. земли в этом районе стали активно скупаться активистами возглавляемого им молодёжного еврейского движения «Бейтар», ставшего основой будущей правой организации «Эцель» или «Иргун» (1931).  К слову, парк Шуни находится всего в паре километров южнее Эйн-Цур вдоль той же дороги 652.

С развитием Кейсарии питьевой воды стало не хватать, и к «трубе» («акведуку А») был присоединён ещё один водовод от более удалённых родников, обычно называемый «Акведук B». От его начала до Кейсарии – около 23 км. Акведук сталкивался с различными проблемами – оказывался частично затопленным и пр., и в византийский период неоднократно переделывался (вода стала течь по керамическим трубам). «Исправленный» участок получил название «Акведук С» – это «надстройка» над «Акведуком B»,  хотя траектория местами была изменена. В районе Бейт Хананьи и далее, в сторону Кейсарии, уже можно видеть все акведуки «в одном флаконе», условно называемом «Верхний акведук» (был ещё «нижний», длиной 5 км, подававший в столицу «техническую» воду из запруды в районе современного парка «Нахаль Таниним»).

Мей Кедем (מי קדם) – это Национальный парк в районе расчищенного подземного участка «Акведука B», неподалёку от посёлка Авиэль (אביאל), в парке Алона. Напрямую до Эйн Цур – километров пять, но дорога идёт в обход. До источника (начала «Акведука B») всего полтора километра – это рядом с мошавом Амикам (עמיקם). Можно спуститься под землю и пройти 280 метров по пояс в холодной воде по узкой штольне. Стоимость билета для взрослого – 24 шек., для ребёнка – 18 шек. Проезд от дороги 652, вначале, по дороге 653 в сторону Гиват Ада, а затем, по 654 в сторону Амикам. Следите за указателями.

Есть в окрестностях парка Ган ха-Надив и пещера Кебара, в которой в 1982 г. был обнаружен почти полный скелет молодого неандертальца. Получивший среди археологов прозвище «Моше» и датируемый возрастом примерно 60 тыс. лет назад, скелет сохранил большую часть позвоночного столба, рёбер и таза. Череп и большая часть нижних конечностей отсутствуют. Зато присутствует важная деталь, роднящая Моше с современным человеком – подъязычная кость (Hyoid bone), находящаяся под мышцей языка и имеющая форму подковы. Наличие такой кости давало Моше потенциальную возможность говорить.

Источники:

1. Ramat Hanadiv – http://www.ramat-hanadiv.org.il.
2. Фредерик Мортон. Ротшильды. История династии могущественных финансистов. – М.: Центрполиграф, 2010. – 174 стр. – ISBN: 978-5-9524-4988-6.