Оссуарий Александра, сына Симона Киринеянина? (Alexander Son of Simon Ossuary)

Эта заметка создана на основе публикации краеведа и писателя Рами Юдовина (Rami Yudovin) в онлайн-журнале «Исрагео» и статей американского исследователя Тома Пауэрса (Powers, Tom; см. ИСТОЧНИКИ). Автор выражает признательность д-ру археологии Михаилу Фрейкману (Mike Freikman) из Иерусалимского Университета за идею, уточнения и дополнения

Ноябрь 1941 года, Вторая мировая война, раскопки в Иерусалиме, проводимые археологами Еврейского Университета под руководством профессора Элиэзера Сукеника (Eleazar Lipa Sukenik, 1889–1953), знаменитого исследователя свитков Мёртвого моря и его помощника Нахмана Авигада (Nahman Avigad, 1905–1992), специалиста по еврейской эпиграфике, на участке Карм аш-Шейх, к югу от Силуана. В ходе осмотра могил в Кидронской долине в одной из гробниц найдены 11 оссуариев (каменный ящичек для хранения костей умерших) I века н. э.1

И среди них – ящичек с именами Александр и Симон, вызвавший особый интерес исследователей, поскольку три из четырёх Евангелий говорят нам о Симоне Кириниянине, которого римляне заставили нести Крест Господень на Голгофу (Матф. 27:32; Мк. 15:21; Лк. 23:26), но лишь от Марка мы узнаём, что у Симона был сын Александр:

«И заставили проходящего некоего Киринеянина Симона, отца Александрова и Руфова, идущего с поля, нести крест Его…» (Мк. 15:21)

Этот оссуарий, получивший условный #9, как и десять других, был найден в запечатанной неразграбленной погребальной пещере – даже замковый камень был на месте – и у археологов не возникло сомнения в подлинности костных ящичков и надписей. Однако прошло два десятка лет, прежде, чем описание могилы было опубликовано Н. Авигадом в журнале Israel Exploration Journal, в 1962 году (из этой публикации и взяты план захоронения, и большинство иллюстраций настоящей заметки).2


План захоронения (Nahman Avigad)

На лицевой стороне оссуария – условное понятие, подразумевающее, что эта сторона была обращена внутрь пещеры – не было найдено вытесанных букв или символов, зато хорошо заметна треугольная выбоина на нижнем ребре, возможно имеющая какое-то практической значение (облегчение перетаскивания и проч.). Сама пещера была единой, высеченной в камне камерой без ниш, со скамейками вдоль трёх стен – стиль, характерный для периода Первого Храма (X—нач. VI века до н. э.). Однако найденная керамика, в том числе масляные лампы иродианского типа, однозначно указывает на I век н. э. — период, предшествующий разрушению Иерусалима римлянами в 70-м году.

Десять из одиннадцати оссуариев стояли вместе у стенки слева от входа в гробницу. Ни один из них не был украшен резьбой, но на девяти, включая крышки, имелись надписи, указывавшие на то, чьи останки находились внутри: 15 надписей, содержащих 12 личных имён. Все надписи были греческими, кроме одной ивритской и одной греко-ивритской («Александр» на крышке интересующего нас саркофага).

Четыре имени звучали по-еврейски: Сара, Сабатис, Яаков и Симон. За исключением имени Симон они мало использовались в Палестине, но были общеупотребительными в диаспоре. Восемь других, звучащих по-гречески, практически не встречались в Палестине, но широко применялись в диаспоре, причём некоторые были особенно присущи Киренаике, что подтверждается публикацией Н. Авигада (1962) и современными исследованиями.3 К примеру, в захоронении найден оссуарий с именем «Талиарх, сын Досифея». Это имя практически неизвестно в Иудее, но распространено в северной Африке – одного из жертвователей на постройку синагоги в Берениках, расположенных неподалеку от Кирен, звали именно так.

Киренаика (англ. Cyrenaica), главным городом которой были Кирены (Κυρήνη, Κυράνᾱ), была римской провинцией с процветающей еврейской общиной, возникшей примерно в 300 году до н. э. — это территория современной восточной Ливии. Кирены были основан греческими колонистами в 630 г. до н. э. В 96 г. до н.э. они превратились в столицу римской провинции, население которой на одну четверть состояло из евреев.4 До разрушения Второго Храма евреи стран рассеяния обычно приходили Иерусалим на три праздника: Песах (Пасху), Шавуот (Пятидесятницу) и Суккот (Кущей), но иногда оставались в городе на долгое время.

«Ливийские» евреи из Киренаики неоднократно упоминаются в Новом Завете, как например, в рассказе о схождении Святого Духа на апостолов:

«В Иерусалиме … находились Иудеи, люди набожные, из всякого народа под небом… И все изумлялись и дивились, говоря между собой: сии говорящие не все ли Галилеяне? Как же мы слышим каждый собственное наречие, в котором родились. Парфяне, и Мидяне, и Еламиты, и жители Месопотамии, Иудеи и Каппадокии, Понта и Асии, Фригии и Памфилии, Египта и частей Ливии, прилежащих к Киринее, и пришедшие из Рима, Иудеи и прозелиты…» (Деян. 2:5, 7-10).

Деяния также упоминают киринейцев в эпизоде, предшествующем аресту первомученика Стефана:

«Некоторые из так называемой синагоги Либертинцев и Киринейцев и Александрийцев и некоторые из Киликии и Асии вступили в спор со Стефаном» (Деян. 6:9),

что говорит нам о том, что у выходцев из Северной Африки была в Иерусалиме своя синагога.

В числе других, киринейцы принесли Благую Весть в Антиохию (совр. Антакья, на территории Турции):

«Между тем рассеявшиеся от гонения, бывшего после Стефана, прошли до Финикии и Кипра и Антиохии, никому не проповедуя слово, кроме Иудеев. Были же некоторые из них Кипряне и Киринейцы, которые, придя в Антиохию, говорили Еллинам, благовествуя Господа Иисуса». (Деян.11:19-21)

Среди них упомянут пророк и учитель Луций Киринеянин:

«В Антиохии, в тамошней церкви были некоторые пророки и учители: Варнава, и Симеон, называемый Нигер, и Луций Киринеянин, и Манаил, совоспитанник Ирода четвертовластника, и Савл» (Деян.13:1)

Не только имена, но и стилистические особенности начертания символов на оссуариях (к примеру, L-образный символ для обозначения возраста усопшего) указывают на иудейскую семью с корнями в Киринее. Это заставляет нас вновь обратить внимание на два оссуария с именем Симон.

На одном из этих костных ящиков написано «Сара (дочь) Симона из Птолемаиса» (англ. «Sara (daughter) of Simon, of Ptolemais»). Нам известны три античных города с названием Птолемаис: один в Палестине (Акко), другой в Египте (нет сведений о существовавшей там еврейской общине) и третий в Киренаике, к востоку от Кирен. Имя Сара, как уже отмечалось, редко использовалось в Палестине, но было распространено в Киренаике, поэтому последнее предположение кажется предпочтительным.

Другой  — оссуарий #9 — имеет надписи на крышке и боковых сторонах.

Ещё в 1962 году Н. Авигад отмечал, что Симон (Шимон), среди имён начертанных на оссуариях, встречается чаще всего. Специалист по лексикографии, д-р Таль Илан (род. 1956), в своём «Лексиконе еврейских имён в поздней античности» уточняет, что имя Симон появляется в надписях и исторических документах Иудеи римской эпохи 257 раз, а имя  Александр – только 31.5 Поэтому на основании описания гробницы, надписей и собственного статистического анализа д-р Илан считает «весьма вероятным», что мы имеем дело с личностями, упомянутыми в Новом Завете.6

Рассмотрим оссуарий #9 более подробно. Отметим вначале, что его крышка скользит по вытесанным в боковых стенках направляющим L-образной формы и выдвигается только вправо (если смотреть на лицевую сторону).


Оссуарий #9 (лицевая сторона) (Nahman Avigad)


Оссуарий #9 (обратная сторона) (М. Фрейкман)

Греческая надпись на лицевой стороне гласит: АЛЕКСАНДР / СИМОН.7 Она сделана зелёным мелом или чем-то подобным – ни один символ не высечен в камне. В 1941 году специалисты прочли эти имена без труда, а сейчас они едва различимы невооружённому глазу.

На обратной, смотревшей в сторону стены, стороне оссуария археологи обнаружили три строчки с грубо вытесанными символами. На первой из них начертано: СИМОН АЛЕ. Здесь слово СИМОН центрировано по горизонтали, а образующие его буквы вырезаны отчётливее и глубже, чем остальные. Это имя, по всей видимости, изначально было единственным. Следующие три символа – АЛЕ – считаются «фальстартом» имени АЛЕКСАНДР. Резчику-любителю не хватило места, и он начал работу заново строчкой ниже. Две нижние строки, с неглубоко прорисованными символами, образуют единую надпись:«Александр (сын) Симона».

Прежде, чем продолжить, сделаем краткое вступление в греческую грамматику: нас будут интересовать имена СИМОН и АЛЕКСАНДР в именительном и родительном падежах, поскольку они встречаются на сторонах и крышке оссуария.

В именительном падеже имена звучат как СИМОН и АЛЕКСАНДРОС (в англ. транслитерации, SIMON и ALEXANDROS).


В родительном падеже окончания меняются: СИМОНОС и АЛЕКСАНДРУ (в англ. транслитерации, SIMONOS и ALEXANDROU). Например, АЛЕКСАНДР в надписи на крышке стоит в родительном падеже, указывая, что в оссуарии находятся именно его кости.

Нижняя строчка этой надписи высечена ивритскими буквами и переводится как «Александрос из Кирен». К сожалению, как утверждает в личной переписке археолог, д-р М. Фрейкман, крышка разбита на слове КИРЕН.

Важнейшую связь отец-сын можно увидеть на обратной стороне оссуария, где имя СИМОН стоит в родительном падеже, и следовательно АЛЕКСАНДРОС / SIMONOS означает, как уже указывалось, «Александр (сын) Симона». Однако сделанная мелом надпись АЛЕКСАНДР / СИМОН на лицевой стороне оссуария – это просто имена, без родственной связи. Может ли Симон быть вторым именем для Александра? Скорее всего, нет, поскольку на костном ящике нет ничего, намекающего на это, и, как отмечает д-р Илан, «вторые имена были не очень распространены среди палестинских евреев».8

Убедительнее звучит предположение о том, что оссуарий содержит останки двух мужчин, и имя каждого выделено отдельной строкой. Такие множественные погребения хорошо известны в эпоху поздней античности. Эту гипотезу ещё в 1950-х годах выдвигал польский библеист и священник Ю. Милик (Józef Tadeusz Milik).9 На это намекает и надпись на обратной стороне оссуария, где АЛЕКСАНДР, похоже, было добавлено к изначальному СИМОН.

К сожалению, мы не знаем – если вдруг не обнаружатся какие-то неизвестные документы – что случилось с найденными в захоронении костями. Статья Н. Авигада не содержит сведений по этому вопросу, и определить останки скольких людей находились в оссуарии #9 мы не можем. Однако зная расположение находок в гробнице – оссуарий стоял в углу, в то время, как некоторые другие были установлены друг на друга – Т. Пауэрс предположил, что оссуарий #9 «пережил» три этапа.

Вначале, в него были уложены кости Симона, и это имя было тщательно выбито в центре верхней части (ныне) тыльной стороны оссуария. Позже ящик развернули, поскольку положить сюда останки другого человека было невозможно (крышка практически упиралась в заднюю стену пещеры).

Затем, уже в перевёрнутый на 180 градусов оссуарий были добавлены кости сына Симона, Александра, и на строчке с именем СИМОН были начертаны буквы АЛЕ, после чего было решено начать всё сначала, строчкой ниже, и появилась надпись: «Александр (сын) Симона». Возможно тогда же на крышке были вырезаны греческое слово: «Александра» (род. падеж от АЛЕКСАНДР) и ивритская фраза о его происхождении из Кирен.

И, в заключении, на лицевой стороне оссуария зелёным мелом была сделана надпись: «Александр / Симон», говорящая о хранящихся в нём останках двух мужчин.

Проверить это предположение, к сожалению, невозможно. В ноябре 1941 года шла Вторая Мировая война, в Палестине правили англичане, готовившиеся к отражению фашистского нападения сразу на двух фронтах: на севере, с территории Ливана, и на западе, из Египта. О сохранении костей и тем более о том, сколько человек было похоронено в каждом ящике, по-видимому, не задумывались. Скорее всего, кости просто перезахоронили.

Подобное произошло, например, в ходе раскопок иудейского некрополя в Бейт Шеарим, в 1930-х годах. Этот город на севере страны в конце II века н. э. сделал местопребыванием Синедриона тогдашний патриарх (ивр. «наси»), т. е. утверждённый римскими властями духовный лидер еврейской общины Палестины, систематизатор Устного Закона и создатель еврейского «домостроя» (Мишны), Иехуда ха-Наси (ок. 135 — 217 или ок. 220)

В одной из подземных галерей кладбища в Бейт Шеарим, помимо костей, были найдены эпитафии: «рабби Шимон»; «Это место погребения рабби Гамлиэля»; «Анина (Ханина) Малый». Известно, что перед смертью Иехуда ха-Наси назначил сына Шимона (тоже Симона!) одним из судей, Гамлиэля (второго сына) — патриархом, а своего выдающегося ученика Ханину бен Хаму — главой иешивы (Кт. 103б), поэтому можно было предположить, что катакомба была местом погребения его сыновей и ученика.10 Но и эти безусловно важнейшие для иудеев костные останки были вывезены англичанами в неизвестном направлении. Не исключено, что это произошло для того, чтобы избежать изматывающего спора с еврейскими религиозными авторитетами по поводу того, что нужно делать с этими останками, в свете того же Устного Закона, в то время, когда в стране бушевало арабское восстание, в Европе укреплялась власть Гитлера, процветала нелегальная иммиграция и т. п.

Возвращаясь к Кидронской гробнице, заключим, что с высокой вероятностью здесь похоронены члены одной общины или семьи киринеян. И трудно представить, что из находящихся в 1500 км от Иерусалима Кирен в Святой город пришёл другой Симон, который также был отцом Александра. Правда неясно, где тогда находятся останки Руфа, брата Александра. Быть может, он отправился в Рим, и был тем  Руфом, которого приветствовал ап. Павел:

«Приветствуйте Руфа, избранного в Господе, и матерь его и мою» (Рим.16:13)?

P.S. В настоящее время оссуарии хранятся в стенах Института Археологии Еврейского Университета в Иерусалиме (http://archaeology.huji.ac.il/), а некоторые из них отправлены на выставку в США.

Примечания:

  1. Каменный – иногда резной – ящик по длине большой берцовой кости, используемый для вторичного захоронения, то есть, для повторного погребения костей, собранных после того, как тело разложилось.
  2. Nahman Avigad, “A Depository of Inscribed Ossuaries in the Kidron Valley,” Israel Exploration Journal 12 (1962), pp. 1–12.
  3. Т. Пауэрс ссылается на личную переписку с израильским специалистом (или специалисткой) по еврейским именам, д-ром Таль Илан (Tal Ilan): «Имя Сара практически не существует в еврейских материалах из Палестины во время создания оссуариев… и было очень популярным в Киренах. … Я также верю, что имя Талиарх(ус) широко засвидетельствовано в Киренах… Имя Яаков, на практике, значительно шире использовалось в диаспоре, нежели в Палестине».
  4. см. Кирены. Библейская Энциклопедия Брокгауза: http://logosenc.org/brokgauz/kirineya.html
  5. Tal Ilan, Lexicon of Jewish Names in Late Antiquity, Part 1: Palestine 330 B.C.E.–200 C.E. (Mohr Siebeck, 2002).
  6. Личная переписка между д-ром Т. Илан и Т. Пауэрсом
  7. Прорисовка надписей на стенках оссуария из статьи Андре Лемера «THE OSSUARY AND INSCRIPTION ARE AUTHENTIC»
  8. Ilan, Lexicon, p. 47.
  9. Bagatti and J.T. Milik, Gli Scavi del ‘Dominus Flevit’, Jerusalem, 1958 (in Italian), p. 81.
  10. Бет Шеарим, ЭЕЭ

Источники:

  1. Бет Шеарим, Электронная еврейская энциклопедия: http://www.eleven.co.il/article/10613
  2. Иехуда ха-Наси, Электронная еврейская энциклопедия: http://www.eleven.co.il/article/11696
  3. Юдовин, Рами. «Оссуарий Симона Киринеянина и сына его Александра», «Исрагео», 05/01/2017: http://www.isrageo.com/2017/01/05/cyrene/
  4. Powers, Tom. “Treasures in the Storeroom,” «Biblical Archaeology Review» 29.4 (Jul/Aug 2003): 46-51. http://members.bib-arch.org/publication.asp?PubID=BSBA&Volume=29&Issue=4&ArticleID=7 (accessed 1/7/2017)
  5. Powers, Tom. “A Second Look at the “Alexander Son of Simon” Ossuary: Did It Hold Father and Son?”, September 26, 2006: https://israelpalestineguide.files.wordpress.com/2010/06/alexander-simon-ossuary-a-second-look-from-bar.pdf

Добавить отзыв