Монастырь прп. Георгия Хозевита (St. George of Chozeba)

Эта обитель стоит на северной стороне ущелья Вади эль-Кельт (ивр. Нахаль Прат), прорезающего Иудейскую пустыню от восточных пригородов Иерусалима до Иорданской долины в районе чуть южнее Иерихона. На дне местами есть вода, хотя уже в римскую эпоху от расположенных в верховьях ущелья источников Эйн-Кельт и Эйн эль-Фавар (ивр. Эйн-Мабоа) в сторону Иерихона был проведён акведук, остатки которого сохранились. Уже в XX веке водовод был частично заменён на бетонный канал, который тянется вдоль русла ущелья и хорошо заметен на подходе к монастырю. В семи километрах западнее Эйн-Мабоа, ближе к Иерусалиму, рядом с принадлежащим Русской Зарубежной Церкви Скитом св. Харитона, находится третий важный источник – Эйн Фара (ивр. Эйн Прат), с названием которого связана ошибка в Синодальном переводе Библии:

«И было ко мне слово Господне […], и сказано: возьми пояс, который ты купил, который на чреслах твоих, и встань, пойди к Евфрату и спрячь его там в расселине скалы. Я пошёл и спрятал его у Евфрата, как повелел мне Господь. По прошествии же многих дней сказал мне Господь: встань, пойди к Евфрату и возьми оттуда пояс, который Я велел тебе спрятать там. И я пришёл к Евфрату, выкопал и взял пояс из того места, где спрятал его, и вот, пояс был испорчен, ни к чему стал не годен. И было ко мне слово Господне: так говорит Господь: так сокрушу Я гордость Иуды и великую гордость Иерусалима» (Иер.13:3-9) 

В оригинальном тексте говорится об источнике Эйн Прат, соседствующим с Анатотом (синод. Анафоф), родным городом пророка Иеремии, а не о великой реке Междуречья.

Интересно, что с 1927 года вода из источника Прат, а впоследствии также из источников Эйн-Мабоа и Эйн-Кельт, подавалась – в гору (!) – в северные и восточные районы Иерусалима. Для этого британские власти построили насосную станцию и несколько бассейнов, в которых она отстаивалась и фильтровалась. Подача воды прекратилась в 1970 году, когда в Иерусалим вернулась вода от источников реки Яркон к северу-востоку от Тель-Авива, откуда она качалась англичанами с середины 1930-х годов. По пути были возведены насосные станции, но система пришла в негодность после подрывов устроенных арабами в ходе антибританских волнений 1936–1939 и Войны за Независимость 1948 года.

St. George the Chozebite 014
Вади эль-Кельт

В эпоху расцвета византийского монашества в ущелье стояли несколько обителей и среди них – монастырь прп. Георгия Хозевита (V в.), освящённый изначально в честь Пресв. Богородицы. Согласно Священному Преданию на месте монастыря, в пещере Илии Пророка, молился бездетный св. прав. Иоаким Богоотец о даровании ему ребёнка. Сейчас в честь прп. Иоакима и Анны освящена небольшая часовня, через которую гости заходят в главный храм монастыря: храм Рождества Пресв. Богородицы. Над храмом находится упомянутая пещера, в которой над «потоком Хорафа» – библейское название Вади эль-Кельт – подвизался пророк Илия, прячась от Иезавели, жены израильского царя Ахава (IX в. до н.э.). К устроенной здесь часовне Илии Пророка можно подняться по лестнице из лобби монастыря:

«И было к нему слово Господне: пойди отсюда и обратись на восток и скройся у потока Хорафа, что против Иордана; из этого потока ты будешь пить, а воронам Я повелел кормить тебя там. И пошёл он и сделал по слову Господню; пошёл и остался у потока Хорафа, что против Иордана. И вороны приносили ему хлеб и мясо поутру, и хлеб и мясо по вечеру, а из потока он пил. По прошествии некоторого времени этот поток высох, ибо не было дождя на землю…» (3Цар.17:2-7)

После чего великий ревнитель единобожия отправился в Сарепту Сидонскую, где Господь «повелел …женщине вдове кормить» его (3Цар.17:9).

По свидетельству монаха Антония, жившего в обители на рубеже VI-VII веков и оставившего нам житие прп. Георгия Хозевита, написанное около 631 года, этот общежительный монастырь («киновия») был основан в период между 480–520 годами египтянином Иоанном (Иоанн из Фив, St. John of Thebes), подвизавшимся прежде в Фиванской пустыне, а затем переселившимся в Палестину и прозванным впоследствии Иоанном из Козибы (Хозевитом), а до него в окрестных пещерах обитали пять сирийских отшельников, могила которых, по преданию, расположена под храмом свв. Иоанна и Георгия Хозевитов или, как его чаще называют, часовней св. прмч. Стефана. Этот храм примыкает с восточной стороны к храму Рождества Пресв. Богородицы, и недавно был отреставрирован. Здесь можно увидеть сохранившийся фрагмент напольной мозаики церкви византийского времени, бывшую могилу Георгия Хозевита и черепа монахов-мучеников, убиенных персами в ходе нашествия 614 года и, вероятно, нападений бедуинов в последующие столетия. Отметим, что Козеба, Козиба, Хозева, Хузива и другие похожие варианты произношения — это название участка Иудейской пустыни между Иерусалимом и Иерихоном.

Традиция соединила фигуры Иоанна из Фив – основателя монастыря – и Иоанна Хозевита (ум. ок. 606, дни памяти: 3/16 октября), епископа Кесарийского, жившего столетием позже. Согласно православному календарю, последний, епископ столичной Кесарии Палестинской (587–596), прославился своей борьбой с евтихианской ересью (монофизитством), а также благодатными дарами прозорливости и чудотворений. Родился он также в египетском городе Фивы и юношей долго подвизался со своим дедом в Фиваидской пустыне. Узнав о святой жизни Иоанна, по повелению императора, его поставили епископом Кесарии. Но преподобный, стремясь к уединению, удалился в Хозевскую пустыню и подвизался там до конца жизни. Частицы его св. мощей находятся в ковчежце,  установленном в  храме Рождества Пресв. Богородицы. А современным названием монастырь обязан монаху Георгию Хозевиту, подвизавшемуся здесь в конце VI – начале VII веков.

St. George the Chozebite 028
Вади эль-Кельт – бетонный канал вместо древнего акведука

Георгий Хозевит (дни памяти: 8/21 января) родился на Кипре в семье набожных родителей, его дядя был настоятелем монастыря. С юных лет он мечтал об отшельнической жизни, но отшельником так и не стал. По молодости лет ему было предложено пожить в киновии, и он выбрал Хозиву, где поначалу служил помощником садовника (неужели в те времена у монахов в суровой каменистой пустыне был сад? – И. Ц.), рассчитывая впоследствии уйти в пустыню (отшельничество), но остался здесь навсегда. Георгий Хозевит за кроткий нрав снискал всеобщую любовь и прославился как чудотворец. Чтобы избежать избыточного поклонения других монахов он решил присоединиться к своему брату Ираклию, который отправился в Палестину раньше него и стал монахом в лавре Каламон, неподалёку от современного монастыря прп. Герасима Иорданского. Они провели вместе 20 лет, но затем, после смерти брата и по совету настоятеля монастыря, Георгий вернулся в Хозиву. Вскоре он сделался духовным наставником общины, даже отшельники, приходившие в монастырь из отдалённых пещер испрашивали у него благословения, и, тем не менее, официально он никогда не был настоятелем и не занимал никаких должностей. В 614 году он был взят в плен персами, но те не причинили ему вреда, по другой версии, Георгий спрятался в одной из пещер Вади эль-Кельт и переждал персидское нашествие. Георгий умер в 625 году и был похоронен в монастыре. Ковчежец с его мощами находится рядом с ковчежцем Иоанна Хозевита в храме Рождества Пресв. Богородицы.

Местные арабы обычно именуют обитель Козеба, Дейр (араб. монастырь) мар Джирджис или эль-Хадр (эль-Хадер, эль-Худер и т. п., букв. «зелёный»), подразумевая под этим именем другого Георгия – св. Георгия Победоносца, или Дейр эль-Кельт, по названию ущелья. Здесь надо отметить, что в мусульманской традиции Георгию Победоносцу, уроженцу Палестинской Лидды (Лода), соответствует эль-Хадр – соратник и единомышленник пророка Мухаммеда. А вообще, согласно Википедии (и не только), особое почтение, которое питают к святому Георгию на Востоке, и его необыкновенная популярность, включая, в различных вариантах, пережитые им многодневные или многолетние пытки, страдания и исцеления, возможно, объясняется тем, что он представляет собой «модифицированный» и перешедший в единобожие вариант семитского Таммуза — умирающего и воскресающего божества плодородия, подобного греческому Адонису и египетскому Осирису, божества умирающей осенью и возрождающейся весной природы, покровителя металлургии и кузнечного дела (см. нашу статью о горе Фавор и версию о происхождении названия этой горы) и проч. и проч., культ которого существовал тысячелетия. Но мы отклонились слишком далеко и вернёмся к истории обители.

St. George the Chozebite 026
Панорама монастыря прп. Георгия Хозевита

Постепенно рядом с киновией возникли пещерные кельи монахов-отшельников. Анахореты жили в пещерах до конца эпохи крестоносцев, а с конца XIX века стали вновь заселять их. Возможно, ранее в пещерах скрывались еврейские пророки и праведники, очищая сердца постом и молитвой. Не исключено, что здесь подвизался и вождь еврейских антиримских повстанцев 30-х годов II века Шимон бар Кохба, о чем говорит его настоящее имя – Шимон бар (арам. сын) Косва (или Косева), близкое к названию местности.

Русский паломник, игумен Даниил, в своём «Хождении» (нач. XII в.) свидетельствует:

«И есть от Иерусалима до Иордана 26 вёрст великих, 15 вёрст до Кузивы, идеже постился Иоаким неплодства ради своего; и есть место то в потоце глубоко у пути близ на левой руце тамо идуче. А от Кузивы до Иерихона 5 вёрст, а от Иерихона до Иордана 6 вёрст великых, все поравну в песце; путь тяжек велми. Ту мнози человеци задыхаються от зноя и ищезають, от жажи водныя умирають. Ту бо море Седомское близь от пути того: изходит дух зноен смердящь, зноит и попаляеть всю землю ту…»

Греческий пилигрим, Иоанн Фока, родом из Крита, современник византийского императора Мануила Комнина (1143–1180), в своём «Сказании», написанном в 1183 году, отмечал:

«За этим монастырём (Св. Евфимия – И.Ц.) есть пространство, примерно в двенадцать миль, и за ним находится большой овраг, а среди его (оврага) проходить поток, на противоположной стороне которого есть монастырь Хозива, нечто для рассказа невероятное, а для зрения удивительное. Ибо углубления пещер служат кельями для монахов, и самый храм и усыпальница устроены в расселине скалы, и все это до такой степени накаляется лучами солнца, что огненные языки подымаются от камней в виде пирамид. Вода же, употребляемая для питья монахами, такова, какою бывает в стоячем болоте, когда солнце среди лета стоить над болотом и своими огненными лучами нагревает воду до точки кипения. В этом монастыре мы видели разных освященных мужей, и между прочим одного из них знаменоносного мужа и непосредственно беседующего с Богом. Лука имя этому старцу. С трудом мы вошли и вышли из монастыря по крутизне места и по чрезмерности солнечного зноя».

Но, по-видимому, ещё раньше, в VIII-IX веках, монастырь серьёзно пострадал от землетрясений, нашествий кочевников и периода иконоборчества. Исчезла и главная святыня монастыря – «Хозевитская икона Божией Матери» (греч. Παναγία Χοζοβιώτισσα, Панагия Хозовьотисса).

1288119739_gm_cmf
Список Хозевитской иконы Божией Матери

По одной из легенд, расколотый на две части образ был отправлен морем в Грецию (вплавь или положенный в лодку) некоей мудрой женщиной, в надежде спасти то, что осталось. Некоторое время спустя одну из частей нашли у побережья острова Аморгос в южной части Эгейского моря в бухте св. Анны у подножия горы Пророка Илии. В честь этого события на склоне горы, напоминающей нависающую над морем скалу, была возведена часовня, которую в начале XI века было решено заменить на монастырь. Так, на самом восточном из островов архипелага Киклады, на высоте 300 м над уровнем моря, появилась «копия» монастыря прп. Георгия Хозевита – монастырь Панагии Хозовьотиссы. Согласно сохранившейся в монастыре надписи, он был построен в 1088 году византийским императором Алексеем I Комниным (1081–1118).

Истово выполняя свою работу, каменщики начали возводить стены, но каждый день к утру труды предыдущего дня уничтожались неизвестными руками. Однажды утром пастух, который вёл коз по тропинке, заметил вбитое в скалу долото и поспешил вернуться в деревню с новостями. Сельчане созвали совет и пришли к разумному выводу, что так Господь указывает на место, где должна быть построена обитель. Строительство возобновилось, но потребовалось еще 80 лет, чтобы возвести монастырь таким, каким мы видим его сегодня (а  вбитое в скалу долото упало в море и исчезло в 1952 году).

Ещё одна версия повествует о том, что икону принесли на Аморгос монахи из монастыря прп. Георгия Хозевита, чтобы избежать преследований иконоборцев (или, как вариант, после разграбления обители арабскими кочевниками в IX веке). Пересекая Кипр монахи попали в руки грабителей, которые, осквернив икону, разломали её надвое и выбросили в море. Две половинки иконы достигли острова Аморгос, прибившись к подножию скалы, и чудесным образом склеились, без видимого следа на месте излома. Другие полагают, что половинки иконы были склеены этими же иноками, прибывшими с Крита на Аморгос, и построившими обитель в указанном Матерью Божией месте. Рассказывают также, что другую половину образа прибило к острову Патмос, в 60 км северо-восточнее Аморгоса (где был построен ещё один монастырь), а когда половинки приложили, то они чудесным образом соединились.

Наконец, есть скептики, которые датируют икону XV веком, относя её к критской школе иконописи.

В любом случае, монастырю прп. Георгия Хозевита теперь дарят списки этой иконы. Один из них находится в часовне прп. Иоакима и Анны, у входа в храм Рождества Пресв. Богородицы.

Рассказывают, что образу Панагии Хозовьотиссы мы обязаны и тем, что женщин свободно пускают в обитель прп. Георгия Хозевита, а первоначально, как это принято в другом монастыре Иудейской пустыни – лавре прп. Саввы Освящённого, – прекрасной половине человечества входа туда не было. Рассказывают, что Хозевитская икона явилась во сне благоверной Пульхерии – сестре императора Феодосия II и регенту Византийской империи в 414–421 и 450–453 годах – и пригласила в гости. Прибыв в Палестину и добравшись до ущелья Вади эль-Кельт сестра императора попыталась войти в монастырь, но была остановлена разгневанными монахами, не пожелавшими сделать исключение даже для царственной особы. И только упоминание о личном приглашении чудотворной иконы смягчило суровые сердца пустынников. Здесь, конечно, можно придраться к некоторому несоответствию фактов (благоверная Пульхерия никогда не была в Иерусалиме), но мы этого делать не будем.

Надпись на греческом и арабском над старым входом в монастырь говорит о реконструкции обители в 1179 году византийским императором Мануилом I (1143–1180), однако в 1483 году паломник Феликс Фабри (Felix Fabri) нашёл здесь только руины.

По одной из версий, в 1187 году монастырь прп. Георгия Хозевита разрушается воинами Салах ад-Дина и остаётся в полузаброшенном состоянии до 1878 года, когда здесь поселился греческий монах Калинник, который в сотрудничестве с французским востоковедом и сотрудником консульства Шарлем Клермон-Ганно (1846–1923) начал проводить археологические раскопки и постепенно восстанавливать обитель.

В 1901 году при помощи Иерусалимского Патриархата монастырь был полностью отстроен, отреставрированы храмы и кельи монахов, а в 1952 году ко всему комплексу при содействии Иерусалимского патриарха Тимофея I (1935–1955 ) была пристроена колокольня (о чем свидетельствует надпись на ней). В 2011 году был сделан новый ремонт, перестроен иконостас и выложен плиткой пол в наосе главного храма, что нарушило сохранявшуюся здесь прежде атмосферу древности: исчез иконостас XIX века, а от византийской мозаики остался лишь фрагмент. Обитель открыта для посетителей ежедневно, включая воскресенье, с 09:00 до 13:00.

В последние десятилетия монастырь прославился тем, что здесь можно поклониться св. мощам христианского подвижника середины XX века, пустынника Иоанна Иакова, иначе именуемого Иоанном Румыном или Иоанном Новым Хозевитом (John James the Chozebite, Ioan Iacov Hozevitul, 1913–1960). Св. мощи нетленны и находятся в храме Рождества Пресв. Богородицы в стеклянной раке.

Иоанн родился в Румынии в семье глубоко верующих крестьян и был назван в крещении Илией. Еще в младенчестве он остался сиротой: мать умерла, когда ему было всего 6 месяцев, а отец погиб через три года на Первой мировой войне. Отрока воспитывала благочестивая бабушка Мария. Когда Илье было 11 лет, бабушка отошла ко Господу, и отрок стал жить в семействе дяди, где ему пришлось претерпеть много скорбей. С детских лет научился Илия сокровенной молитвенной жизни и всецелому упованию на Бога. Однажды, в праздник Святой Пасхи, мальчик горько плакал на могиле бабушки. И вдруг услышал голос, исходивший от образа Спасителя: «Не плачь, дитя Мое, и не печалься, ибо Я – с тобою, Христос Воскресший!» И сам образ Спасителя как бы ожил и улыбался. От этого небесного утешения душа отрока исполнилась несказанного мира. В возрасте 20 лет юноша решил всецело посвятить себя служению Богу и пришел в Нямецкий монастырь (рум. Mănăstirea Neamț),  расположенный к северо-западу от румынского города Тыргу-Нямц, в котором некогда подвизался прп. Паисий Величковский (1722–1794, память 15/28 ноября), где на Пасху 1936 года был пострижен в монашество с именем Иоанн.

Осенью этого же года Иоанн по благословению епископа Никодима, митрополита Молдавии, отправился на Святую Землю. В Иерусалиме он встретил двух монахов из Нямецкого монастыря – Клоди (Claudie) и Дамаскина (Damaschin), – которые, после паломничества, вернулись в Румынию, а о. Иоанн был принят, после некоторых трудностей, в лавру прп. Саввы Освященного. Овладев греческим языком, он стал переводить духовные книги на румынский язык. Удивлял всех своими духовными подвигами, выполнял пономарское послушание – следил за лампадами в двух церквях и четырех часовнях, – был помощником эконома, заботился о больных.

John_of_Neamt
Иоанн Иаков Новый Хозевит

В это время в Палестине началось арабское восстание (1936–1939). Английские власти, связанные по рукам защитой стратегических объектов, не могли справиться с растущим бандитизмом и уличной преступностью. Однажды, возвращаясь из поездки, о. Иоанн попал в засаду: арабы хотели убить эконома монастыря, иеромонаха Павла, за то, что тот не согласился выделять им еду с монастырского стола. Один из них хотел ударить его по голове оглоблей, но на счастье, его остановили, увидев, что это не о. Павел, а другой человек. Узнав, что о. Иоанн заботится о больных в монастыре, арабы стали привозить к нему своих раненых, и покой обители был нарушен. О. Иоанн очень устал и ослаб, у него не было ни минуты отдыха. Он страдал от болезни почек, неправильного питания и сурового климата и поэтому решил направиться в пустыню для отдыха и покоя. Его духовник, о. Савва, дал ему своё благословение (иеросхимонах Савва, родом из Македонии, владел румынским языком и исповедовал всех румынских насельников обители).

В 1939 году о. Иоанн вместе с другим румынским братом-насельником отправился в Иудейскую пустыню. Они провели две недели в одной из пещер Кумрана, а затем перебрались в пещеру Каломена (Calomena), расположенную в километре, восточнее монастыря прп. Герасима Иорданского. Пещера оказалась очень сырой, воду привозили из монастыря св. Герасима. Брат из Румынии не выдержал таких условий и покинул пещеру, но на его место пришел румынский монах Иоанникий (Ioannikios Pârâială), который не оставлял о. Иоанна до самой смерти. Они пробыли в пещере в течение полутора лет. По-видимому, от плохой воды о. Иоанн заболел дизентерией и страдал от неё в течение восемнадцати месяцев. К 5 августа он закончил перевод «Акафиста Успения Божией Матери», и в этот же день впоследствии подвижник отошёл ко Господу.

Шла Вторая мировая война, и немцы подступили к Александрии. Румыны были союзниками Гитлера. Поэтому англичане арестовали в Палестине всех румын и заточили их в лагерь на Масличной горе, где содержали вместе с немцами и итальянцами. По причине знания о. Иоанном иностранных языков его, несмотря на тяжёлую болезнь, продержали в лагере дольше, чем других – девять месяцев. После освобождения он вернулся в лавру св. Саввы. В день памяти св. Феодосия Великого (V — VI вв.) о. Иоанн вместе с братом Иоанникием направились в основанный преподобным монастырь, находящийся неподалёку от лавры, где о. Иоанн горячо молился у мощей св. Феодосия и чувствовал большое облегчение. По возвращении в лавру о. Иоанн вернулся к прежним послушаниям, хотя был ослаблен и продолжал страдать от тяжести климата. Он нуждался в отдыхе, но в обители не было другого молодого монаха, который мог нести его послушания.

Чуть позже, представитель Румынской Церкви в Иерусалиме архим. Викторен (Victorin Ursache), знавший о. Иоанна по Нямецкому монастырю, не спрашивая его, написал румынскому патриарху Никодиму (1939–1948) с просьбой связаться с патриархом Иерусалимским Тимофеем I (Фемелисом) с целью рукоположить о. Иоанна в чин иеромонаха для служения в румынском ските св. Иоанна Предтечи в Иордании. До этого о. Иоанн уже дважды отказывался от рукоположения в диаконы: один раз – в монастыре Турну в долине Олта, а во второй раз – в Нямецком.

Теперь, чтобы получить долгожданный отдых, он согласился. Тимофей I утвердил рукоположение, и 13 мая 1947 года, в день памяти свмц. Ираклийской Гликерии, о. Иоанн был рукоположен в иеродиакона (монах в сане диакона – И.Ц.) епископом Иринархом, а затем, 14 сентября того же года – в иеромонаха, и назначен игуменом. После рукоположения архим. Викторен медлил с отправкой о. Иоанна в Иорданию (области к востоку от Иерусалима до 1967 года принадлежали Иордании), но тот сказал ему, что не хочет оставаться в Иерусалиме и желает вернуться в лавру св. Саввы. В результате, в декабре 1948 года, архим. Викторен направил о. Иоанна, которого сопровождал схим. Иоаникий, в Иорданию без еды и какой-либо помощи.

Так о. Иоанн стал настоятелем румынского скита Иоанна Крестителя в Иорданской долине, неподалёку от места, где был крещён Господь Иисус Христос. Дом, в котором они должны были жить, состоял из двух небольших комнат, полных грязи из-за того, что на этой территории разливался приток Иордана. Церковь была крыта разбитыми черепичными плитками, на полу росла трава. Они сложили печь из трёх бочек, обмазанных сверху грязью, которая служила им и кроватью. Брат-румын из Иерихона принёс подвижникам хлеб из собственной порции и сделал небольшую лачугу из найденной в саду древесины.

Однажды архим. Викторен приехал в монастырь с богатым человеком из Америки, который хотел помочь скиту деньгами. Когда они сидели за столом, архим. Викторен пригласил к столу водителя – араба-мусульманина, и о. Иоанн тут же отошёл от стола, считая, что лучше быть бедным, но духовно чистым. Американец рассердился и ничего не дал обители.

В течение пяти лет о. Иоанн служил здесь церковные службы на румынском языке, перевёл много страниц из Святых отцов. Он обновил помещения скита и церкви, руководил духовной жизнью скита, встречал румынских паломников, исповедовал и причащал их. Часто трудился в небольшом саду. По ночам выходил на берег Иордана и молился там до рассвета. Иногда на несколько дней удалялся в пустыню. Пребывая в посте, молился и клал многочисленные поклоны. Не оставлял он и написания духовных стихов, в которых говорилось о красоте мест, где протекали его подвижнические труды (некоторые из стихов были впоследствии переведены на русский язык). Вместе с о. Иоанном находились его единственный постоянный ученик, Иоанникий, а также румынские послушницы Мелания, Наталья, Галина, Кассиана и Магдалена.

В феврале 1948 года скончался румынский патриарх, Святейший Владыка Никодим (Мунтяну), и по традиции, в течении 40 дней, все православные патриархи должны были служить поминальные службы. Когда настала очередь Иерусалимского патриарха, архим. Викторен призвал о. Иоанна принять в ней участие, но тот отказался, поскольку усопший патриарх преследовал сторонников «истинного» православного календаря (старого стиля – И.Ц.), а о. Иоанн отказывался служить со священниками, которые не следовали этой древней традиции. Кроме этого, он никогда не причащал неисповедованых или нераскаявшихся людей. Такое поведение злило архим. Викторена, находившегося в Ливане по случаю Войны за Независимость Израиля (1948), и вскоре после своего возвращения, он снял о. Иоанна и вернул в иорданский скит прежнего игумена.

После этого, отцы Иоанн и Иоанникий перебрались в ущелье Вади эль-Кельт в пещерный скит св. Анны расположенный на расстоянии полутора километров от монастыря прп. Георгия Хозевита, в районе, где, по преданию, в конце жизни подвизалась мать Матери Божией. У о. Иоанна были хорошие отношения с настоятелем монастыря, который поддерживал их и снабжал продуктами. В ноябре 1952 года они перешли жить в монастырь, где пробыли один год, пока не приехал с Кипра монах Павел, который согласился отправиться с ними в скит св. Анны. Монах Павел помог о. Иоанну установить двери и окна в маленькой пещере, где о. Иоанн провёл последние семь с половиной лет жизни, практически не посещая монастырь прп. Георгия Хозевита и Иерихон.

Летом температура достигала сорока градусов. О. Иоанн страдал от ревматизма, и днём и ночью был вынужден менять пропитанные потом фланелевые рубашки. Его пищей были сухари и, реже, хлеб, который приносил румынский брат из Иерихона. Его постелью была доска, с камнем вместо подушки. Он претерпевал голод, холод, жару, жажду, болезни и всякие скорби от диавола. О. Иоанн жил в бедности, с тем, чтобы быть вознаграждённым в другой жизни. Вход в пещеру находился практически прямо над маленькой часовней скита св. Анны. Забраться туда можно было только по 5-метровой лестнице, которую святой спускал по необходимости. В пещере было три помещения. Первое, площадью 12 кв. м., имело нишу, вырезанную в стене, и служило местом молитв о. Иоанна. Здесь же он отдыхал на рогоже, расстеленной на доске, делал переводы книг с греческого на румынский, писал стихи, пел духовные гимны, имея очень красивый и приятный голос. Доступный для простого человека стиль написания книг был проникнут духом смирения и кротости и те, кто читал его произведения, проливали слезы.


Пещера отца Иоанна (Житие, с. 62)

Через лаз, пробитый в стене, можно было проникнуть во второе помещение, площадью 6 кв. м, где пустынник вкушал немного пищи. Третье помещение (ниже) представляло собой «пещеру почивших» — здесь находились мощи тех, кто подвизался здесь прежде. Трапезничал о. Иоанн один раз в день, вечером. Спал 3-4 часа в сутки. Иногда, по большим церковным праздникам, служил в храме прп. Георгия Хозевита: спускался из пещеры по лестнице, шёл в монастырь ко всенощному бдению, а потом участвовал в литургии и причащался Святых Таин. Затем участвовал в общей монашеской трапезе и снова возвращался в пещеру. Монах Павел жил внизу, в маленькой часовне скита, где они служили св. Литургию.

Приведём отрывок из Жития Святого:

«Преподобный Иоанн прожил в пещере, ставшей его аскетическим полем брани, в течение семи с половиной лет. Большие лишения, которым подвергал себя святой, постоянные пост и бдение, а также трудности проживания в пустынной местности, вместе с нехваткой чистой питьевой воды окончательно усугубили состояние его и без того подорванного здоровья. В конце июля 1960 года, за две недели до его блаженной кончины, в то время, когда он уже слабел от дизентерии, ему было полуденное видение: на правой стороне неба показался светящийся венец из пальмовых листьев. На нём было написано: «Блаженны…» и далее слова, которые он не мог разобрать. Зато слева он увидел слово: «Прокляты…». И был гром, и видел он молнии, падающие подобно стрелам. Это видение он рассказал монаху Иоанникию, бывшему его послушником.
|Его состояние продолжало ухудшаться. Мучавшая его дизентерия вызывала у него жуткие боли в животе. Отшельник был извещён свыше о приближающейся кончине, дата которой ещё давно была помечена им на стене пещеры. К тому же он заранее попросил: «На Преображение не приносите мне еды». (Архимандрит Константин. Житие…).

А вот, что пишет его биограф, иеромонах Иоанн:

«Келья его была расположена в скале над Хоривским потоком. Когда Господь посылал просфоры, совершал Божественную литургию в церкви скита св. Анны. По большим праздникам приходил в монастырь Георгия Хозевита. В келью к себе не пускал никого, кроме своего послушника, монаха Иоанникия, который подвизался в соседней пещере – ученик поднимался к нему по лестнице, сплетённой из верёвок. Потом о. Иоанн убирал её, отрезая к себе путь другим пришельцам. Он страдал от арабов, которые по дикости бросали в пещеру камни, стараясь выгнать его. Старец понимал, что делать так их наущает диавол, и терпел все со смирением и любовью. За две недели до кончины отшельник сподобился удивительного видения. В ярко голубом небе он увидел справа от себя светящийся венец из финиковых листьев, на котором была надпись «Блаженни…» и далее слова, которые он не смог разобрать. Слева же слова «Прокляти…» с ниспадающими, подобно стрелам, молниями. 4 августа 1960 года, извещённый свыше о приближающейся кончине, о. Иоанн причастился Святых Таин и прилёг на ложе. Через час, подняв руку, благословил крестообразно четыре части света, говоря: «Мир всем!» (Иеромонах Иоанн. Преподобный Иоанн Румын Новый Хозевит)

Монах Иоасаф, автор жития о. Иоанна, говорит о кончине преподобного так:

«…его температура росла постоянно, он слабел, так и не сказав значение слов из своего видения. Это был август, была сильная жара, температура снаружи достигала 40 градусов. Ночью о. Иоанн встал …, как бы желая что-то сказать, но не смог этого сделать из-за недостатка сил, снова свалившись в постель. Через час он поднял правую руку и дал благословение на все стороны в знак креста, передавая тем благословение святых отцов, о которых он писал в своих произведениях». (Monk Ioasaph. The Life of Father John…, англ.)

Схим. Иоанникий вспоминал, что когда он положил мокрую ткань на тело о. Иоанна, горевшее в лихорадке, чтобы охладить его, тот не проронил ни звука от боли, а только поблагодарил его приятным голосом. На рассвете четверга 5 августа 1960 года в возрасте 47 лет о. Иоанн был призван к Вечной Жизни.


Пещера-аскетарий (сверху) и могила святого (внизу) (Житие, с. 69)

Отец Иоанн до мельчайших подробностей уважал каноны Православной церкви. Однажды он служил Божественную Литургию в монастыре прп. Георгия Хозевита в день памяти св. Иоанна Крестителя и отказал в Святом Причастии жене священника из деревни Тайбе, потому что она вкусила мясо за день до этого, на праздник Богоявления (Эпифании), нарушив обязательный трёхдневный пост. Тогда о. настоятель, возможный её духовник, надел Епитрахиль и сам отпустил женщине грех, а отец Иоанн с того времени больше не сослужил с другими священниками монастыря. На литургии он также не упоминал имена иереев о которых слышал, что те были масонами и т. п.

Отец Василий (Василиос) Вакрас в 1960 году был восемнадцатилетним студентом Патриаршей Школы Сиона и по обычаю во время летних каникул поехал на месяц в лавру Хозева, где получил от настоятеля, игумена Амфилохия, послушание: относить по субботам свежий хлеб отшельникам, подвизавшимся в трёх разных пещерах (чтобы взять хлеб они опускали на верёвках корзины). Однако 1 августа из пещеры отца Иоанна послышался лишь слабый голос: «Скажи игумену, пусть придёт в среду, причастит меня и погребёт!»

Три человека присутствовали при последних минутах жизни отца Иоанна: студент Василий Вакрас, игумен Амфилохий и отец Иоанникий. Отец Иоанн стоял на коленях около открытой могилы. Из одежды на нём были только чёрные брюки и рубашка, под которой виднелась бледная кожа, обтягивающая кости. Отец Василий позже вспоминал, как сильно билось сердце под рубашкой. Пытаясь с большим трудом поклониться игумену, отец Иоанн прошептал: «Прости меня, отче». Отец Амфилохий причастил умирающего Святых Христовых Тайн. Через некоторое время биение сердца затихло.

После смерти отец Иоанн был похоронен в «пещере почивших». Отец Иоанникий облачил его в рясу, поверх которой надел епитрахиль. После отпевания, усопшего положили в могиле предыдущего отшельника, которую сам отец Иоанн когда-то привёл в порядок. Отец Иоанникий насыпал землю, принесённую с собой в рюкзаке. Могила была покрыта досками, обмазанными земляным раствором, разведённым в воде.

В 1968 году отцу Иоанникию удалось напечатать часть стихотворных работ отца Иоанна в двух томах под названием «Духовная пища» (частично переведены на русский язык). Спустя годы отец Иоанн явился во сне отцу Иоанникию, сказав, что его могила должна быть открыта. Настоятель и отцы решили подождать. Прошёл год, и игумен в конце концов согласился открыть пещеру. Это было в 1980 году, спустя 20 лет после смерти о. Иоанна. Когда могилу открыли, произошло чудо. Его тело оказалось нетленным и издавало приятный запах; лицо было чистым с чёрной бородой. Архим. Амфилохий, игумен монастыря св. Георгия Хозевита, позднее вспоминал:

«Мы ожидали увидеть одни лишь святые кости, а почувствовали дивное благоухание. Когда мы сняли крышку гроба, то увидели отца Иоанна словно пребывающим во сне; разложение не затронуло его тела, оно было таким же и в момент смерти. Как будто мы положили его здесь всего несколько часов назад, даже не часов, а только что; облик его был без малейших изменений. Тление не коснулось ни его рук, ни бороды и волос, ни рясы и обуви».

Об этом сообщили Патриарху Иерусалимскому Венедикту (1957—1980), и тот распорядился перенести мощи в храм монастыря прп. Георгия Хозевита.

7 августа 1980 года мощи св. Иоанна были положены в монастыре. Гроб был плохого качества, но не было денег, чтобы купить новый. В это время в обитель приехала из Австралии мать священника Харлампия (Haralampus), которой ранее во сне явился неизвестный в одежде монаха и велел собирать деньги на раку нетленного святого. Однако не было сказано кто он, и в каком месте находится. Она рассказала о сне другим, но никто не мог понять, что это значит. Только увидев мощи о. Иоанна, она поняла для кого нужна рака. На собранные в Австралии деньги мощи о. Иоанна были помещены в храме св. Стефана, рядом с могилой прп. Георгия Хозевита (в настоящее время перенесены в главный храм Рождества Пресв. Богородицы).

Когда мощи о. Иоанна были доставлены в обитель, настоятель отправился в Грецию за пожертвованиями на ремонт дороги, которая вела к монастырю и находилась в опасном состоянии. После его отъезда некоторые греческие клирики из Иерусалимской патриархии решили, что не подобает выставлять мощи человека другой национальности, да ещё не прославленного, в их храме. Они посоветовались с Патриархом и решили, что специальная комиссия должна приехать и перенести мощи в другое место. Местный епископ однако не захотел этого делать в отсутствие игумена и ждал его возвращения из Греции. Между тем, 88-летний Патриарх Венедикт отошёл ко Господу, а все члены комиссии тяжело заболели. После этого никто уже больше не думал о перенесении мощей.

Священный Синод Румынской Православной Церкви, принимая во внимание все собранные о новом подвижнике свидетельства, на своём заседании от 20 июня 1992 года постановил причислить Иоанна Нового Хозевита к лику святых и считать днём его памяти 5 августа, день, когда он отошёл к Господу. А 31 января 2016 года, спустя двадцать три с половиной года, о. Иоанн был формально канонизирован и Иерусалимским патриархатом, утвердившим решения Синода Румынской Церкви.

Как-то раз, ещё при жизни святого, к пещере пришел святогорский агиограф (иконописец) иеромонах Митрофан. Потрясённый одиночеством и тишиной места, он решил покинуть Афон и поселиться в ските св. Анны, сказав о. Иоанну, что поедет домой, чтобы утрясти дела, связанные с его келией, а затем вернётся. На что о. Иоанн ответил ему: «Если ты пришёл, то оставайся сейчас, но если хочешь привести дом в порядок, то не вернёшься сюда никогда». Вернувшись в Старый Афон о. Митрофан начал новую работу. Прошло два года. К несчастию, один из его учеников украл у него ценные кисти. О. Митрофан отругал его за это. Ученик рассердился, подкараулил его вечером в засаде и убил. Слова о. Иоанна о том, что если о. Митрофан не останется сейчас, то не придёт вообще, оправдались.

Сразу за воротами в обитель, перед подъёмом на лестницу можно заметить несколько надгробий, в том числе, иеромонахов: игумена Антония, погибшего в 1993 году в результате обвала каменной стены, и сменившего его Германа, застреленного в 2001 году. Чья пуля оборвала жизнь отца настоятеля, несмотря на административные препоны, расширившего дорогу к обители и установившего на ней новые ворота, установить не удалось. По мнению игумена монастыря свв. Иоакима и Анны в Иерусалиме архим. Мелетия, высказанного в интервью телеканалу «Аль-Джазира», то, что священника убили около оборудованного камерами наблюдения израильского контрольно-пропускного пункта, и никто не пытался найти убийцу, указывает на «еврейский» след. Но, с другой стороны, общая антиизраильская направленность беседы, которую автор этих строк видел по телевидению лично, позволяет сомневаться в объективности слов уважаемого настоятеля; у арабских строителей и местных бедуинов могли быть свои «претензии» к о. Герману. Оставим слова на совести о. Мелетия и выразим сожаление, что в годы Второй интифады (2000–2005) властям было не до убийства греческого священника. Возможно, правда об этом преступлении когда-нибудь станет известной.

Своими святыми молитвами, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас. Аминь.

Источники:
  1. Архимандрит Константин. Житие святого Иоанна Нового Хозевита. / Пер. с греч. Ольги Александру. – Афины: Eptalofos S. A. – 94 с. – ISBN 978-618-81448-3-5
  2. Иерихон. Электронная Еврейская Энциклопедия. – http://eleven.co.il/article/11705
  3. Иеромонах Иоанн. Преподобный Иоанн Румын Новый Хозевит. – http://ricolor.org/europe/ruminia/mp/12/
  4. Монастырь св. Георгия Хозевита (Сент Джордж). – http://simvol-veri.ru/commodity/uslugi/index.shtm
  5. Празднование Успения Пресвятой Богородицы в Греции. – http://grekomania.ru/greek-articles/orthodox-greece/230-uspenie-presvyatoj-bogorodicy-v-grecii (16 января 2014)
  6. Преподобный Иоанн Румын, Новый Хозевит. – http://www.hram-ks.ru/Monast.shtml?print
  7. Преп. Иоанн Румынский Новый Хозевит. – http://vera-istina-2.blogspot.co.il/2010/05/blog-post.html(23 декабря 2013)
  8. Преподобный Иоанн Хозевит, епископ Кесарии палестинской. – http://www.pravoslavie.ru/56683.html.
  9. Хождение Игумена Даниила. Подготовка текста, перевод и комментарии Г. М. Прохорова / Библиотека литературы Древней Руси в 15 т. / РАН. ИРЛИ; Под ред. Д. С. Лихачёва, Л. А. Дмитриева, А. А. Алексеева, Н. В. Понырко. – СПб.: Наука, 1997. – Т. 4: XII век. – 687 с. – http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4934#
  10. Amorgos Hozoviotissa Monastery. – http://www.amorgos-island-magazine.com/monastery-hozoviotissa-a-legend/
  11. Monk Ioasaph. The Life of Father John (Iacob) the Romanian of the Monastery of St. George the Chozevite in the Desert of Jordan. –http://www.orthodoxphotos.com/Holy_Relics/St._John_Iacob_the_Hozevite/ (23 декабря 2013)
  12. Patriarchate of Jerusalem to Officially Canonize St. John Jacob the Chozebite. – http://www.johnsanidopoulos.com/2016/01/patriarchate-of-jerusalem-to-officially.html