Кумран и свитки Мёртвого моря

Кумран (араб. «две луны») – это район одноименного ущелья (араб. вади) на северо-западном побережье Мёртвого моря. К северу от ущелья, на возвышенности, на расстоянии около 1.5 км от берега, находятся руины еврейского поселения библейских времён под названием Хирбет (от араб. руины) Кумран. Сейчас на месте поселения располагается  Национальный парк Кумран.

Почему район получил такое имя неизвестно, хотя версий предложено множество. К примеру, поскольку «луна» по-арабски – «камар», а на иврите – «яреах», то возможно, что языческие обитатели этих мест – а Иерихон и Кумран разделены всего полутора десятком километров – поклонялись луне, и этот исчезнувший культ отразился в еврейском и арабском названиях. Любопытно, что ессеи – еврейские сектанты, по доминирующей версии проживавшие в поселении в римский период – молились спиной к луне – в сторону восходящего солнца, по-видимому, символизировавшего для них божественную мудрость. Как отмечает историк И. Флавий:

«Они обращаются … к солнцу с … древними … молитвами‚ как будто испрашивают его восхождения» (И.В. II, 8: 5)

Название Кумран может происходить от искажённого греческого «камыш» (καλάμι, калами). Например, в византийский период к северу от Кумрана стоял монастырь Каламон, на месте которого сейчас расположена обитель св. Герасима Иорданского.

Есть также мнение, что ранее здесь могли располагаться ветхозаветные Секаха (Сукка) или Ир-Мелах:

«В пустыне: Беф-Арава, Миддин и Секаха, Нившан, Ир-Мелах и Ен-Геди: шесть городов с их селами» (И.Н.15: 61,62)

Отметим, что на место Ир-Мелах претендуют также раскопки древней крепости в районе Эйн-Геди.

Начиная с 1950-х гг. стала активно высказываться гипотеза о том, что на рубеже новой эры в Кумране обитала секта ессеев (ивр. исим) – представителей течения мессианского иудаизма, описанного в I в. н. э. Плинием Старшим, Филоном Александрийским и Иосифом Флавием (И.В. II, 8: 2-13).

Археологи также считают, что Кумран, основанный в VIII в. до н.э., был покинут после двух неудачных выступлений евреев против римлян: Иудейской войны I (66-74 гг. н.э.) и восстания Шимона Бар-Кохбы (132-135 гг. н.э.).

Известность поселению принёс тот факт, что в одиннадцати окрестных пещерах (из 250 исследованных) были найдены 972 цельных текста1 и десятки тысяч фрагментов иудейских рукописей, получивших название Свитки Мёртвого моря. Только в рукотворной пещере № 4, хорошо заметной с обзорной площадки Национального парка обнаружены ок. 15 тыс. фрагментов 500 различных текстов, в том числе 9-10 копий апокрифической Книги Юбилеев, а также 21 молитвенная коробочка (тфилин) и 7 мезуз – прикрепляемых к косяку дверей в специальном футляре свитков пергамента, содержащих фрагменты библейских стихов.

В январе 2017 года специалисты Еврейского университета в Иерусалиме под руководством д-ра Орена Гутфельда (Oren Gutfeld) и Ахиада Овадьи (Ahiad Ovadia), в сотрудничестве с д-ром Рэнделом Прайсом (Randall Price) из Университета Либерти (Вирджиния, США), обнаружили двенадцатую пещеру, где хранились свитки. К сожалению, пещера была разграблена бедуинами в середине прошлого столетия, но археологам удалось найти обломки кувшинов для хранения рукописей, крышек, остатки свёрнутого пергамента, кожаный ремешок для связывания свиток, ткань для их обёртывания, сухожилия и кусочки кожи для соединения фрагментов, и многое другое. Кремниевые наконечники и печатка, сделанная из сердолика, доказывают также, что пещера была обитаема и в неолитический и халколитический периоды преистории. Археолог Еврейского университета доктор Орен Гутфельд назвал обнаруженную пещеру «одним из самых захватывающих археологических открытий и самым важным за последние 60 лет, в пещерах Кумрана».


Двенадцатая пещера. Фотографии предоставлены: Casey L. Olson & Oren Gutfeld

Организованного доступа к пещерам нет, но уже начала строиться тропа длиной около 2.5 км, по которой можно будет добраться до места первых находок (1947), хотя, по некоторым сведениям, фрагменты рукописей «всплывали» уже в XIX в. и могли столетиями использоваться кочевниками для растопки костров и т.п.

Найденные манускрипты исследователи условно делят на три группы: библейские тексты, апокрифы и документы закрытой иудейской общины (возможно, ессеейской, хотя это слово в свитках не упоминается). В библейских книгах есть отступления от «современного» канона.

Qumran_caves_4-5_7-10
Вади Кумран и панорама Национального парка Кумран с юга (Маген, Пелег, с. 48). На склонах заметны входы в  пещеры 4-5 и 7-10 (вход в пещеру 4 хорошо виден  с обзорной площадки в Национальном парке)

Оставив на будущее обсуждение вопроса, были ли кумраниты ессеями, напомним об этом течении иудаизма, появившемся в конце эпохи Второго храма. Электронная Еврейская Энциклопедия (далее, ЭЕЭ) отмечает, что ессеи считали, что люди наделены двумя противоположными началами – духом праведности и духом беззакония, ведущими борьбу между собой, а человечество распадается на два лагеря: «сынов света», под которыми подразумевались члены общины, и «сынов тьмы».

Перед наступлением «конца дней» Господь создаст (или уже создал) группу избранников, которые спасутся от его гнева, обрушиваемого на большинство человечества, живущего под властью Блия’ала (Сатаны, букв. «без пользы», ивр.). Борьба между духом праведности и духом беззакония закончится с наступлением «конца дней», когда Всевышний искоренит дух беззакония. «Сыны праведности» получат вечное вознаграждение, а «сыны беззакония» – вечное наказание. Для этого потребуется сорок лет и семь битв, в трёх из которых победят силы тьмы. Цель вступления в общину – разрыв с «царством Блия’ала» и достижение спасения. Между спасением и вступлением в общину нет чёткого различия – оно дано в виде самой общины. Ессеи считали себя «бхирей-эль» («богоизбранными»), а «сынов тьмы» – отвергнутыми Богом, так как «он не избрал их издревле».

Жизнь общины строилась на коллективистских началах. Вступавший обязывался отдать ей все «знания, силы и имущество». Он подвергался проверке непосредственным начальником, вводившим его в курс правил, а затем, на общем собрании. Затем, ему назначался двухлетний испытательный срок. Кандидат не имел права участвовать в совместных трапезах и трудовой деятельности, его имущество не «смешивалось» с общинным, он не мог касаться ессеев и их пищи. По окончании первого года и соответствующей проверки, собрание решало вопрос о допуске на второй год. Лишь по истечении второго года он становился полноправным членом, и его имущество переходило в общее владение.

Жизнь и поведение ессеев регламентировались до мельчайших деталей. Устав предписывал каждой «десятке» постоянно иметь сменяющих друг друга наставников, «толкующих Учение денно и нощно», а членам общины бодрствовать «треть всех ночей года, чтобы читать Книгу и толковать Закон». Обязательный для всех физический труд, вероятно, длился с восхода до заката солнца с перерывом для совместной трапезы. День завершался общим ужином. Некоторые совместные трапезы носили определённо сакральный характер. Ессеи имели свои праздники и свой календарь из 364 дней (52 недели); каждый праздник приходился на определённый день недели. Раз в семь лет (в год отдыха земли, т.н. «шмиты») к нему добавлялось около недели для выравнивания с годом астрономическим. Ессеи не посещали иерусалимский Храм, считая его осквернённым нечестивыми священниками (коэнами). Веруя в возобновление жертвоприношений после победы над «сынами тьмы», они временно заменяли их «благочестивыми» делами и обрядностью. В лексиконе ессеев употребляется понятие «духовного храма», как замена «погрязшего в грехе» иерусалимского. Большое значение приписывалось ежедневным ритуальным омовениям, требующим предварительного «очищения души». Возможно поэтому некоторые исследователи стали связывать св. Иоанна Крестителя, применявшего практику подобных омовений, с ессеями.

Согласно И. Флавию, ессеи носили белые одежды, хотя в свитках об этом не упоминается. Зато учёные обнаружили, что ткани, которыми были переложены некоторые кумранские рукописи были сделаны из белого льна, а не шерсти, значительно более распространённой в древней Иудее. Ессеи не были многочисленны: Филон сообщает, что в его время насчитывалось около четырех тысяч ессеев. К концу I в. до н.э. их большинство сосредоточилось на северо-западном берегу Мертвого моря; остальные были рассеяны в нескольких сельских районах. И. Флавий отмечает, что многие ессеи приняли активное участие в I Иудейской войне и приняли смерть с улыбкой на устах, веря в бессмертие души, и в то, что душа и тело соединятся вновь:

«Улыбаясь под пытками‚ посмеиваясь над теми‚ которые их пытали‚ они весело отдавали свои души в полной уверенности‚ что снова их получат в будущем» (И.В. II, 8: 10)

Иногда ессеев рассматривают как ветвь фарисеев (от ивр. «перушим») – толкователей Закона, веривших в Воскресение мертвых. Согласно их доктрине Тора, полученная Моисеем, включала, кроме Пятикнижия, Устный Закон с Божественными откровениями, дополненный словами пророков и устной традицией, которую надо понимать в соответствии с толкованием законоучителей. Ессейское направление стремилось к достижению высшей степени набожности, верило в предопределение и следовало строгим правилам ритуальной чистоты.

Однако впервые попав в Кумран, посетитель видит остатки сторожевой башни, несколько «технических» помещений, сложную систему водных каналов и водосборников, гончарные печи (и отсутствие кухонных) и невольно спрашивает себя:

«А есть ли связь между свитками и Кумраном? Жили ли здесь религиозные сектанты и вообще кто-либо, кроме сменных рабочих керамического производства?»

А поскольку до многих пещер, как выясняется, достаточно далеко, то возможно ли, что свитки спрятаны в то время, когда поселения уже не существовало, и вовсе не кумранитами? Чтобы прийти к каким-то выводам, даже посмотрев в Центре посетителей Национального парка фильм, с недвусмысленным намёком на то, что Иоанн Креститель был самовольно покинувшим Кумран кандидатом в общину ессеев, стоит призвать на помощь археологию.

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О КУМРАНЕ

Систематические исследования Кумрана начались в 1953 г., когда северное побережье Мёртвого моря принадлежало Иордании и проводились усилиями Иорданского департамента древностей, Палестинского археологического музея (ныне музей им. Д. Рокфеллера в Иерусалиме) и Французской археологической школы Святой земли. Научную часть работ возглавлял директор последней, археолог-доминиканец Ролан де Во (Roland de Vaux, 1903–1971), активный сторонник «ессейской» гипотезы. Среди других исследователей, выделим многолетний труд израильских археологов Ицхака Магена и Юваля Пелега – настоящие заметки основаны на их предварительном отчёте о раскопках 1993-2004 гг. Эти учёные не всегда согласны с хронологией и стратиграфией поселения, предложенной Де Во более 50 лет назад, полагая, что выводы доминиканца базировались, в основном, на находках монет и зачастую не учитывали других факторов (Маген, Пелег, с. 55). Кроме этого, Маген и Пелег не поддерживают гипотезу ессейского заселения Кумрана.

В VIII в. до н.э. Кумран был военным фортом – одним из цепочки укреплений, стоявших вблизи восточной границы Иудеи. В VI в. до н.э. он был разрушен вавилонянами и покинут на сотни лет. В начале I в. до н. э. поселение было возрождёно на прежнем месте, как часть военного присутствия хасмонеев в Иорданской долине и Иудейской пустыне, что говорит о его удачном географическом расположении – у дорог, на ровном плато, возвышающемся над Мёртвым морем, в окружении глубоких ущелий. Во времена хасмонеев форт имел государственное значение – об этом говорит хотя бы схожесть архитектурного плана с двумя соседними укреплениями: Руджум эль-Бахр (ивр. Мааганит ха-Мелах) рядом с устьем Иордана и Хирбет Мезин. В годы I Иудейской войны кумранское поселение было сожжено и оставлено навсегда.

Как выяснилось, Кумран не годился ни на роль общинного центра, ни – сельскохозяйственной фермы. На известняковом плато ничего не росло, а финиковые пальмы были только в соседних оазисах Мёртвого моря, таких как Эйн Фешха.3 В поселении не могли проживать сотни людей – не было найдено ни жилья, ни кухонной утвари: только две кухонные печи в районе бассейнов (8)-(9) (см. Общий план поселения).

В Кумране могли разместиться максимум 20-30 человек. Например, на втором этаже северо-западной башни. Маловероятно, что кумраниты селились в пещерах, как иронически отмечают Маген и Пелег, «вместе с хищниками, логовами которых были эти пещеры», или в палатках, стоявших у обрыва, которые были бы легко смыты наводнениями. Зачем уходить далеко, если на кумранском гребне было место для 200-250 человек?

В обследованных пещерах нет следов длительного проживания человека, с другой стороны, утверждения сторонников ессейской гипотезы, о том, что сектанты могли жить в палатках тоже с порога отвергать нельзя, поскольку время, пожары, оползни и землетрясения могли полностью уничтожить эти ветхие жилища.

У поселения сходились две дороги, по которым можно было попасть в Иерусалим. Одна проходила севернее Кумрана, вдоль ручья Ог до района современного перекрёстка Альмог и далее вела в Святой город, а другая – шла на юго-запад в район крепости Гиркания, где в продолжении выходила к Кидронскому ущелью, по которому также можно было подняться в Иерусалим.

В поселение было удобно доставлять воду по водоводу, не опасаясь зимних селевых потоков (сверху находилось ровное плато, а сам Кумран окружали ущелья). Вода несла глинистый осадок, пригодный для изготовления керамики, а сухой климат идеально подходил для сушки гончарных изделий перед обжигом. Поселение превратилось в центр по производству керамики: археологи нашли здесь восемь гончарных печей, тысячи керамических сосудов, десятки тысяч черепков и множество бассейнов, пригодных для замачивания глины. На дне двух из них обнаружились толстые слои этого керамического сырья, причём в самом большом – размером 4.9 х 19.6 м, глубиной 5.3 м и вместимостью 310 куб. м – было около 3 тонн глины слоем, толщиной от 0.2 до 0.7 м (Маген, Пелег, с. 13). В то же время новые бассейны занимали часть потенциальной жилой зоны, поэтому развитие гончарного производства вряд ли сопровождалось ростом населения.

Высказывалась версия, что большое количество гончарных изделий требовалось ессеям для сохранения ритуальной чистоты. Но, даже если поверить, что в поселении действительно обитали религиозные сектанты, следует помнить, что в то время ритуальная чистота была важна для всех слоёв общества: кто бы ни жил в Кумране, он следил бы за «кошерностью» посуды, тем более, что она тут же и производилась.

Qumran general plan rus 003
Кумран, общий план (согл. Маген, Пелег, с. 50)

Среди других находок можно отметить три подземных зернохранилища, построенных ещё до Вавилонского изгнания. Они находятся южнее поселения, ближе к окончанию гребня, на котором стоит Кумран.

На четырёх свалках, расположенных к северу, северо-западу, югу (самая древняя) и к востоку от поселения, помимо обычных находок (керамики, монет, обломков базальтовых жерновов, ювелирных украшений и пр.), учёные обнаружили кости животных в горшках, а также огромное количество сожжённых фиников. Похоже, что Кумран был центром сушки и торговли этими плодами, а также местом производства главного «подсластителя» древности – финикового сиропа. Подходящая для давления фиников площадка была найдена в южной части поселения, а отходы производства сжигались, чтобы не привлекать тучи насекомых. Финиковые пальмы росли в оазисах Мёртвого моря. Ближайший из них, ныне пересохший, располагался в нескольких сотнях метров от Кумрана, а ещё в 2.5 км южнее, в оазисе Эйн-Фешха, и сейчас есть пресная вода.

Были найдены изделия из камня: чаши, ступки, пестики, посуда, а также базальтовые мельницы (самая большая – хасмонейской эпохи). Среди обнаруженных металлических изделий – бронзовый кувшин, браслеты, серёжки (в том числе со вставками из камней), другие украшения, иголка, фибулы (фигурные заколки для тог), пряжки, железные и бронзовые гвозди, свинцовые грузила для ловли рыб или птиц, железные ножи и наконечники стрел.

Изделия из стекла обнаружены преимущественно на восточной мусорной свалке. Это бокалы, бутылки, кубки,  чаши, немало сосудов «сидонского» типа. На многих деталях сохранились следы греческих надписей, часть посуды и фрагментов оплавлена, по-видимому, при сожжении Кумрана римлянами ок. 68 г. н.э. Подобные находки говорят о том, что в разные периоды в Кумране жили разные группы людей и не могут свидетельствовать в пользу той или иной теории заселения.

Ну, а что же рукописи, или хотя бы перья, ножи для разрезания свитков, заготовки или обрывки пергамента, папируса и т.п.? Этот вопрос неизбежен, если пытаться найти связь между кумранитами и свитками?

К сожалению, не было найдено практически ничего, за исключением десятка остраконов (глиняных черепков для записей, расчётов, квитанций и коротких писем, текст на которых писали чернилами или выцарапывали), что крайне мало для поселения, существовавшего сотни лет. Язык остраконов: иврит, арамейский и греческий. На одном из них сохранилась надпись: Элиэзер бар Йешуа ха-Борит (אלעזר בר ישוע הבורית). Кроме этого, на восточной свалке И. Маген и Ю. Пелег обнаружили чернильницу, которую можно добавить к трём, найденным экспедицией Р. Де Во и ещё двум предположительно обнаруженным другими экспедициями (точные ссылки автору найти пока не удалось). Связь между чернильницами и свитками относительна, поскольку чернила могли использоваться для повседневных записей: учёта изготовленной керамики и пр. Одно из помещений, расположенное южнее «сторожевой башни», где группой Р. де Во были найдены обломки нескольких столов и пара чернильниц (один из столов находится в настоящее время в музее Рокфеллера в Иерусалиме) и сейчас называют scriptorium, т.е. место создания свитков, однако серьёзных доказательств этому предоставлено не было (если подумать о гипотетическом копировании тысяч текстов). Защитники версии scriptorium-а, в свою очередь, ссылаются на время, пожары и землетрясения, практически не оставившие на поверхности органических остатков.

Экспедиция Р. де Во обнаружила в Кумране около 1230 серебряных и медных монет, к которым И. Маген и Ю. Пелег добавили ещё 180. Монеты охватывают временной промежуток от греческих правителей Святой Земли, таких как Птолемей II Филадельф (сер. III в. до н.э.) до периода Иудейской войны I. Однако 7 монет Птолемеев и Селевкидов (II-III вв. до н.э.) не доказывают существования поселения в ту эпоху, поскольку подобные монеты (особенно серебряные) использовались и столетия спустя. Большинство из 80 хасмонейских монет датируются царствованием Александра Янная (103–76 гг. до н.э.) и ни одна не относится к правлению Йоханана (Иоанна) Гиркана I (134–104 гг. до н.э.). Найдены 5 монет эпохи Ирода Великого (37–4 гг. до н.э.) и одна набатейская (ок. 17–5 гг. до н.э.). Четыре монеты Ирода I Архелая (4 г. до н.э. – 6 г. н.э.), монеты различных римских прокураторов и восемнадцать монет Агриппы I (41–43 гг. н.э.) говорят о существовании Кумрана вплоть до Иудейской войны I. Из них 18 монет датируются годами войны (67-68 гг. н.э.), но есть и более поздние:  I-II вв. н.э. (Тита, Агриппы II, Траяна, Адриана). Последние 3 монеты соответствуют годам восстания Ш. Бар-Кохбы. По-видимому, их могли обронить беженцы, скрывавшиеся в окрестных пещерах или сами повстанцы.

В 2004 г. в 50 м южнее поселения был найден запечатанный кувшин, содержимое которого исследовала международная бригада из 9 человек во главе с Кааре Лундом Расмуссеном (Kaare Lund Rasmussen) из университета Южной Дании. Группу археологов, обнаружившую кувшин,  возглавляли Р. Прайс и О.Гутфельд (те же специалисты, что в 2017 году нашли двенадцатую пещеру со свитками). В кувшине находился гипс – типичный осадочный минерал Мёртвого моря – и небольшое количество древесного угля. Радиоуглеродный анализ возраста угля дал временной промежуток от 100 г. до н. э до 15 г. н. э., т. е. совпал с годами существования поселения. По одной из гипотез, гипс использовался для оштукатуривания бассейнов, а его излишки вывозились на продажу.

К «промышленным» площадкам восточнее водосборников (8)-(9), которые Р. де Во считал прачечной, И. Маген и Ю. Пелег добавили два небольших оштукатуренных участка и круглый каменный «чан», диаметром 40 и глубиной 30 см, расположенный в центре южного из них (размером 1.2 х 1.6 м). Вода в чан попадала из бассейнов (8)-(9). В свою очередь, со дна этой ёмкости труба вела к северной площадке, размером 1.1 х 1.3 м, в центре которой был найден камень с тремя отверстиями, неясного предназначения. В качестве версий о том, что могло изготавливаться в этой «промзоне», выдвигались, к примеру, духи (Маген, Пелег, с. 12, и др.) и финиковый сироп, поскольку в 15 м южнее находилась площадка для давления фиников.

В Кумране не сохранилось жилищ, а в окрестных пещерах найдены следы только временного пребывания людей, поэтому численность кумранитов остаётся загадкой. То, что они – в разные эпохи, солдаты, рабочие и, возможно, ессеи – жили в шатрах или на несохранившемся втором этаже северо-западной башни – не доказано. И. Маген и Ю. Пелег отмечают, что причиной того, что большинство специалистов «отправляли» кумранитов жить в шатры или пещеры, была аналогия с византийскими монастырями, насельники которых подвизались в пещерных кельях. Если верить, что около 170 лет в Кумране обитала большая секта, то можно было бы ожидать обнаружения сотен печей для приготовления пищи и выпечки хлеба, а также тысячи кухонных горшков – с подобным Ицхак Маген встретился при раскопках на горе Гризим в Самарии. Однако были найдены всего две кухонные печи.

Помимо «промзон» в самом поселении, кумранской общине иногда приписывают остатки производств в расположенных неподалёку оазисах Эйн Фешха (Эйнот Цуким) и Эйн эль-Хувейр, хотя доказательств этого нет. Рассмотрим теперь основные этапы существования поселения.

Installations L-51 L-52 & L-53 001
«Промышленные» сооружения в районе бассейнов (8)-(9) (Маген, Пелег, с. 12)

ПЕРВЫЙ ЭТАП – ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК (VIII – VI ВВ. ДО Н.Э.)

Кумран стоит на плоском гребне из известняковой глины в 1.5 км от побережья Мёртвого моря. Над поселением находится большое плато, с которого удобно «собирать» дождевую воду, а с трёх сторон его окружают ущелья, защищающие жителей от угрозы затопления, падения скальных обломков и селевых потоков. Впервые это место было заселено во второй половине VIII в. до н. э., просуществовало до захвата Иудеи вавилонянами в VI в. до н. э., а впоследствии было сожжено и покинуто. Возможно, что Кумран упомянут в Ветхом Завете при описании строительства башен и водоводов царём Озией (Узияху) (769–734 до н. э.):

«И построил башни в пустыне, и иссек много водоемов, потому что имел много скота, и на низменности и на равнине, и земледельцев и садовников на горах и на Кармиле, ибо он любил земледелие (2Пар.26:10)»

На этом месте могли располагаться ветхозаветные Ир-Мелах (букв. «город соли») или Сукка (Секаха) (И.Н. 15:61, 62), поскольку одно из названий ограничивающего поселение с юга ущелья Кумран: Сукка (букв. хижина) (Маген, Пелег, с. 28). Известно также, что поселение с именем Сукка существовало в Иудейской пустыне во времена Второго храма (об этом говорится, например, в т. н. «Медном свитке»).

Датировка основания Кумрана VIII в. до н. э. имеет простое объяснение: в эту эпоху в Иудее значительно увеличилось количество поселений за счёт миграции на юг жителей захваченного Ассирией в последней трети VIII в. до н. э. Израильского царства:

«пришли из Сихема, Силома и Самарии восемьдесят человек с обритыми бородами и в разодранных одеждах, и изранив себя, с дарами и ливаном в руках для принесения их в дом Господень» (Иер.41:5).

Кумран не был результатом централизованной политики освоения пустынных земель – военной, промышленной или сельскохозяйственной. Поселение состояло из саманных хижин и деревянных сараев. Возможно также, что здесь было несохранившееся общественное здание или сторожевая башня.

Всё, что досталось учёным от Кумрана эпохи Железного века II – это керамические черепки, несколько целых сосудов и следы пожарища (обуглившаяся смесь дерева и грязевых кирпичей).

На юго-востоке поселения, среди пепла была обнаружена ручка от кувшина с печатью «ле-Мелех» (букв. «для царя»). Во времена Первого храма в подобных кувшинах «на царский двор» отправлялись налоги в виде оливкового масла, зерна, вина и пр. Был найден также один калиброванный свинцом каменный грузик для весов. В западной части Кумрана следов поселения VIII-VII вв. до н. э. не выявлено, И. Маген и Ю. Пелег опровергают мнение Р. де Во о том, что оштукатуренная круглая цистерна (1) относится к первому этапу заселения, т. е. построена обитателями нескольких грязевых хижин и полагают, что водосборники (1)-(3) появились в хасмонейский период (I в. до н. э.) или позднее.

После вавилонского нашествия (586 г. до н.э.) Кумран опустел примерно на 500 лет. В эти годы в пустыне и Иорданской долине «выжили» только населённые пункты, стоявшие у водных источников, такие как Иерихон, Эйн Геди и, возможно, Нааран.

ВТОРОЙ ЭТАП – ХАСМОНЕЙСКОЙ ПЕРИОД ( ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА I В. ДО Н.Э.)

Кумран возрождается в конце II – начале I вв. до н. э., по всей видимости, в ходе расширения хасмонейского государства на восток после гибели могущественного греческого (селевкидского) царя Антиоха VII Седека (129 г. до н. э.). Вслед за захватом иудеями Самарии, Идумеи и Заиорданья, на закате эпохи правления Йоханана Гиркана I (ок. 110 г. до н.э.), а скорее всего при его сыновьях (Александре Яннае и др.), началось новое заселение Иорданской долины и берегов Мёртвого моря. Цепочка пограничных укреплений должна была сдерживать рейды кочевников-набатеев, а гарнизоны в глубине покорённых территорий – следить за потенциальными бунтовщиками.

Самой северной крепостью на восточной границе был Александрион (Сартаба), стоявший на остроконечной горе, возвышающейся над Иорданской долиной. Он, среди прочего, контролировал переход через Иордан в районе ущелья Зарка – библейского потока Йабок (Йавок). Затем «шли» надзиравший над Иерихоном Докус (Док) и охранявший начало дороги Иерихон–Иерусалим Кипрос. Южнее Иерихона находились Михвар (Махерон) в северо-восточной части Мёртвого моря и Масада, примерно в центре западного побережья. На вершинах гор в северной части моря укреплений не было, но на побережье располагались два защищённых дока: Руджм эль-Бахр (Мааганит ха-Мелах) к западу от устья реки Иордан, и Хирбет Мазин южнее, а также два поселения с башнями: Кумран и Эйн эт-Тураба. Доки охраняли суда и позволяли отправлять военные подкрепления в Эйн-Геди, Масаду и Михвар морем, поскольку сухопутного тракта вдоль западного берега в то время не было – вода местами доходила до скал. Были усилены и внутренние дороги, как например, путь из Кумрана в Иерусалим, проходивший через вади Кумран, Гирканию, а затем – вдоль потока Кидрон.

Поскольку из свитков Мёртвого моря, как утверждается, следует взаимная неприязнь между хасмонейскими правителями и ессеями, то последние не могли быть силой восстанавливавшей поселение: строительство акведука, оштукатуренных водосборников и т. п. требовало централизованного финансирования, и, похоже, что Кумран отстраивали хасмонейские солдаты. Форт был неспособен выдержать длительную осаду, хотя помимо кочевников у иудеев серьёзных врагов в этом районе не было, но был в состоянии собирать информацию от военных укреплений севера Мёртвого моря и передавать её в более крупную Гирканию, а та, в свою очередь, могла блокировать дороги на Иерусалим. В частности, И. Маген и Ю. Пелег указывают на построенные в это время в западной части Кумрана конюшни. Вооружённые кумранские всадники (пусть и немногочисленные) должны были «разбираться» в локальных конфликтах и поддерживать связь с начальством в Гиркании.

Известно, что ессеи были духовно близки партии фарисеев, и что хасмонеи враждебно относились к последним, о чём, например, свидетельствует И. Флавий в «Иудейских древностях». Широкие слои населения, считавшие фарисеев своими духовными вождями, противились не только непрерывным войнам и набирающей силу власти хасмонейских монархов, но и растущей связи между царём-первосвященником и партией аристократов-саддукеев. Совмещение духовной и административной власти с точки зрения фарисеев также было неверным: руки, которые первосвященник вздымал к Господу не должны были быть обагрёнными кровью, что было типичным для царя-полководца. В результате, при правлении Александра Янная началась гражданская война, длившаяся шесть лет, во время которой погибло не менее 50 тысяч человек (ЭЕЭ) – ещё один факт, говорящий о том, что хасмонеи вряд ли доверили бы стратегически важный Кумран ессеям.

Не согласны И. Маген и Ю. Пелег и с тем, что Кумран был сельскохозяйственной фермой. Логичнее было бы устроить её не на бесплодном плоскогорье, а ближе к  прибрежным оазисам, где росли финиковые пальмы. Например, в расположенной в паре километров южнее Эйн Фешхе, что практически не удаляло бы поселение от дорог, а лишь  приближало бы к причалам.

В этот период в Кумране появляется главное здание, построенное вокруг прямоугольного двора. Частью здания была квадратная в сечении северо-западная башня. Возможно, что была и меньшая, северо-восточная, несохранившаяся. К западу от главного здания вырос комплекс хозяйственных построек с круглой цистерной-колодцем (1), к которой позже добавились водосборники (2) и (3), и конюшнями – эти два объекта, пусть и перестроенные, и сейчас доминируют в Кумране. В главное здание вели хорошо заметные на схеме два входа к востоку от северо-западной башни, а через внутренние ворота в западной стене можно было пройти в комплекс водосборников и конюшен.

Qumran phase B 001
Второй этап строительства Кумрана. Общий план (согл. Маген, Пелег, с. 55)

В южной части двора главного здания, напротив входа, был возведён типичный для эллинистического строительства триклиний с портиком, который поддерживали две колонны. Деревянная винтовая лестница вела из юго-западного угла башни на второй этаж, где возможно находилось жилое помещение. Археологи утверждают, что планировка главного здания совпадала с планировкой хасмонейско-иродианских дворцов к западу от Иерихона и со схемой построенных столетием ранее городских домов на горе Гризим в Самарии (Маген, Пелег, с. 56). Подобные здания «в греческом стиле» возводились в то время повсеместно. Использовались типичные эллинистические архитектурные элементы: барабаны колонн, вытесанные в камне дверные притолоки, тщательно обработанные каменные блоки, оштукатуривание стен и др. Подобное строительство мы встречаем и в двух других современных Кумрану поселениях на берегу Мёртвого моря: Руджм эль-Бахр (Мааганит ха-Мелах) и Хирбет Мазин. Кумран не был мощной крепостью, фермой или дворцом – это был стратегический пост для наблюдения за ситуацией на севере Мёртвого моря, который мог использоваться и для складирования и вывоза местных природных богатств: соли и природного асфальта («битумена»).

Qumran NW Tower 001
Северо-западная башня с гласисом (Маген и Пелег, с. 59)

Почему же водосборники находились в отдельном комплексе, и цистерна (1) не располагалась, например, в центре главного двора? По мнению специалистов на это повлияли два фактора: состав почвы и источники воды. Местная рыхлая известняковая глина (мергель) осложняла рытьё круглых цистерн и строительство над ними домов. Возникла бы опасность обрушения. Ещё более рискованным было бы проведение водоводов из ущелий непосредственно внутрь зданий, поскольку зимние селевые потоки могли разрушить постройки.

Круглая цистерна (1) объёмом 138 куб.м имела диаметр 5.4 м и глубину 6 м. Два прямоугольных бассейна со ступеньками, (2) и (3),  вмещали 25 и 26 куб.м воды, соответственно. Цистерна (1) была на метр глубже, чем сегодня, её стенки были надстроены позже. Бассейны наполняла дождевая вода, выпадавшая в поселении, а также поступавшая по короткому каналу, собиравшему воду с пустынного плато к северо-западу от Кумрана (акведук ещё не был построен). Этот канал, остатки которого находятся под более поздним водоводом, заканчивался отстойником, расположенным между водосборниками (1) и (2). Грубый осадок осаждался на дно, а чистая вода поступала в бассейны. Три комнаты комплекса служили стойлами.

Могли ли водосборники со ступеньками быть бассейнами для ритуальных омовений (микве)? Скорее всего, нет. Зачем отводить половину водных запасов поселения для омовения солдат, которые, возможно, были нееврейскими наёмниками? Зато бассейны годились для купания и отдыха. Как микве мог использоваться водосборник (3), наполнявшийся дождевой водой, собранной с крыш (Маген, Пелег, с. 56), поскольку вода, поступавшая в Кумран из эпизодически заполнявшихся водой зимой ущелий была непригодной с точки зрения Галахи (устного закона): «отстоянной», а не проточной.

ТРЕТИЙ ЭТАП – ХАСМОНЕЙСКОЙ ПЕРИОД ( СЕРЕДИНА I В. ДО Н.Э.)

На этом этапе был построен акведук из вади Кумран к бассейнам западного комплекса цистерн и конюшен, а в самом поселении прорыт канал к новым водосборникам.

Qumran phase C 001
Третий этап строительства Кумрана. Общий план (согл. Маген, Пелег, с. 57)

В какой-то момент гарнизону (а Кумран оставался фортом вплоть до завоевания Святой земли Помпеем в 63 г. до н.э.) стало не хватать воды в бассейнах (1)–(3), и поскольку поселенцы уже успели понять, что вода приносит много глины, то государство, увидев перспективу выпуска керамики (товара большого спроса), помогло им специалистами, обеспечило финансирование и предоставило рабочую силу для постройки акведука и новых водосборников. Появились бассейны (10) и (11), а также, возможно, (8) и (9), позже расколотые землетрясением, скорее всего в то время, когда поселения уже не существовало. Была возведена стена, огибающая Кумран с востока и построены новые водосборники в комплексе цистерн и конюшен. Поселение стало постепенно превращаться в центр гончарного производства.

Запас воды вырос примерно втрое, но размеры главного здания не увеличились. Зато его план подвергся изменениям: «приёмная» (бывший триклиний) была переделана в помещения (6) и (7), а новый «офис» сдвинулся южнее. С юго-запада к нему примыкал склад, где обнаружилось большое количество керамики. К югу от главного здания появилась мощёная камнем площадка, размером 18 х 33 м. Узкий, выложенный камнем канал огибал площадку с южной стороны. Вероятно, он отводил дождевую воду с крыши «приёмной» в бассейн (11). Другой оштукатуренный канал, выводивший избыток воды из водосборника (10) в пустыню, прорезал площадку на западе. Поверх площадки и между камнями мощения были найдены сосуды с костями животных. Как они здесь оказались – загадка. Не исключено, что заполненная костями керамика была вымыта со свалок селевыми потоками в то время, когда поселения уже не существовало.

ЧЕТВЁРТЫЙ ЭТАП – ОТ РИМСКОГО ЗАВОЕВАНИЯ ДО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ (63 – 31 ГГ. ДО Н.Э.)

В это время Кумран подвергся наибольшим изменениям. Он перестал быть военным объектом и, возможно, был сожжён. Поселение перешло в частные руки (не исключено, что это повторялось неоднократно) и, как предполагают И. Маген и Ю. Пелег, превратилось в центр гончарного производства4, сушки фиников и изготовления финикового сиропа (Маген, Пелег, с. 58). Были укреплены некоторые стены бывшего западного комплекса цистерн и конюшен – в котором остались только бассейны – и главного здания. По-видимому, тогда же появились большинство малых водосборников и гончарных печей.

Землетрясение 31 г. до н.э. нанесло Кумрану большой ущерб. Пострадала и северо-западная башня. При восстановлении она была дополнительно укреплена пологой насыпью (гласисом), что значительно уменьшило площадь помещений (4) и (5). Толщина стен нижнего этажа башни достигла 1.30 м. Не исключено, что комнаты цокольного этажа, не имевшие окон, теперь служили кладовыми, а в минуты опасности – убежищем.

Qumran stables 001
Круглая водосборная цистерна и конюшни (согл. Маген, Пелег, с. 31)
Qumran pools 001
Конюшни, перестроенные в бассейны для замачивания глины (согл. Маген, Пелег, с. 52)

ПЯТЫЙ ЭТАП – ОТ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ ДО РАЗРУШЕНИЯ КУМРАНА (31 Г. ДО Н.Э. – 68 Г. Н.Э.)

В этот период поселение постепенно теряло своё значение. Ни при Ироде Великом (37–4 до н.э.), ни при его внуке Агриппе I (41–44 н.э.) здесь не проводилось существенных строительных работ. Добавились лишь несколько малых водосборников, часть из которых, возможно, использовалась для ритуальных омовений. Например, бассейн (14) мог служить микве для гончаров северо-западной части Кумрана, а водосборник (17) – для работников финикового производства на юге поселения, поскольку, в отличие от большинства других бассейнов, наполнявшихся водой из пустынных вади, сюда собиралась проточная дождевая вода, выпавшая в самом Кумране, пригодная, согласно Галахе, для подобных омовений.

Были построены новые гончарные печи и увеличился выпуск продукции. В прямоугольном «зале» (15) могла находиться синагога: на это намекают расположенные по периметру оштукатуренные скамейки и ориентация на Иерусалим (Маген, Пелег, с. 61).

Общепринято считать, что в эпоху Второго Храма синагоги были центрами изучения и обсуждения Святого писания и обучения грамоте:

«…возвратился Иисус в силе духа в Галилею; и разнеслась молва о Нем по всей окрестной стране. Он учил в синагогах их, и от всех был прославляем. И пришел в Назарет, где был воспитан, и вошел, по обыкновению Своему, в день субботний в синагогу, и встал читать. Ему подали книгу пророка Исаии; и Он, раскрыв книгу, нашел место, где было написано: Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу» (Лук.4:14-18).
Qumran phase D 001
Пятый этап строительства Кумрана. Общий план (согл. Маген, Пелег, с. 60)

Подобные синагоги были обнаружены в Магдале, Масаде, Иродионе, Гамле, Иерихоне, Модиине и Кирьят-Сефере (совр. Хирбет Бад-Иса, неподалёку от Модиина), а назаретская – не сохранилась. После захвата римлянами Иерихона в годы I Иудейской войны, был уничтожен и Кумран, о чём говорят монеты повстанцев, относящиеся к 67-68 гг. н.э., а также следы пожара (оплавленное стекло и т. п.)

ШЕСТОЙ ЭТАП – ОТ РАЗРУШЕНИЯ КУМРАНА ДО ВОССТАНИЯ БАР-КОХБЫ (132–135 ГГ. Н.Э.)

Р. де Во считал, что после I Иудейской войны в Кумране около 20 лет (приблизительно до 90 г. н.э.) стоял римский гарнизон, но Маген и Пелег не согласны с подобным утверждением. Монеты римских правителей I-II вв. могли спрятать повстанцы Ш. Бар-Кохбы, либо обронить беженцы и древние «туристы». Нет доказательств того, что восставшие превратили Кумран в одну из своих баз. Маловероятно, чтобы римский гарнизон стоял в сгоревшем поселении, система водоснабжения которого была полностью разрушена.

Рассмотрим теперь некоторые особенности кумранского поселения.

СИСТЕМА ВОДОСНАБЖЕНИЯ

Кумран находится на площадке из известняковой глины (мергеля), над которой расположено обширное плато (A, см. рис.), откуда удобно собирать дождевую воду. С юга поселение ограничивает сухое русло (вади Кумран), отмеченное на рис. как (B), с притоком (C). Северную границу Кумрана образует спускающееся к Мёртвому морю сухое русло (D). Поэтому Кумран защищён от непосредственной угрозы затопления, падения скальных обломков и селевых потоков. Между началами сухих русел (C) и (D) находится узкая перемычка (E), через которую возможно провести водовод с плато (А), причём поток воды можно регулировать, отводя её излишки в русла (C) и (D) с помощью грязевых дамб. Подобный водовод в виде короткого канала был построен ещё во времена Первого храма, а самыми первыми водосборниками были бассейны (1)-(3).

Полностью акведук был закончен в хасмонейское время. Технически он был выполнен по-разному: где-то вытесан в скале, где-то оштукатурен, но в основном – это открытый канал шириной около метра, стенки и дно которого выложены булыжниками, что позволяло задерживать грязь и обломки скал, но требовало регулярной очистки.

Кроме этого, с момента основания поселения, был налажен сбор дождевой воды (в год в Кумране выпадает 150-200 мм осадков). Например, вода с крыши главного здания отводилась в бассейн (3), а когда к зданию был пристроен «склад», то вода с его крыши поступала уже в бассейн (10).

Qumran Water System rus 001
Система водоснабжения Кумрана (согл. Маген, Пелег, с. 33)

МИКВЕ ИЛИ ОБЫЧНЫЕ ВОДОСБОРНИКИ?

Бассейны для ритуального омовения (микве) появились в Иудее в конце II – начале I вв. до н. э. Библия касается омовений лишь косвенно, как например, в книге Левит, гл. 11:

«только источник и колодезь, вмещающий воду, остаются чистыми; а кто прикоснётся к трупу их, тот нечист» (Лев.11:36)

Зато устройство микве, а также необходимость и процесс омовения подробно обсуждаются в устной традиции и раввинистической литературе. Этому посвящён раздел Микваот в иудейском «домострое» Мишне. К сожалению, очень часто любой оштукатуренный бассейн времён Второго храма, особенно, имеющий ступеньки, принимается за микве. Иногда, впрочем, происходит и прямо противоположное. Например, остатки микве эпохи Второго Храма в «Граде Давида» в Иерусалиме почему-то посчитали частью т. н. «могил рода Давидова»5.  Предмет дискуссий – размер бассейна и вода, его наполняющая:

«Микве строится на земле (причем — не из готовых блоков), ее пол и стены не должны допускать просачивания или утечки воды. Вода микве — стоячая (не проточная и не просочившаяся). Минимальное количество воды — 40 сеа (согласно различным подсчетам — от 250 до 1 тыс. литров). Микве наполняется на 40 сеа дождевой водой или водой, поступающей непосредственно из естественного источника (эта вода не должна быть доставлена в сосудах), после чего может быть добавлено любое количество воды без определения ее источника и способа доставки» (ЭЕЭ)

В Кумране много водосборников, но, согласно И. Магену и Ю. Пелегу, только некоторые из них, наполнявшихся дождевой водой с крыш зданий, годились для подобных омовений, как например, (14) и (17). В бассейне (3) дождевая вода и вода из акведука могли смешиваться в нужных пропорциях. Остальные резервуары, по мнению этих же исследователей, использовались преимущественно для гончарного дела. В некоторых бассейнах вода предварительно отстаивалась и только после этого попадала в соседние. С точки зрения иудейской традиции такая вода считалась «собранной» и не годилась для омовений, в отличие от родниковой и дождевой (Мишна – Мас. Микваот: 1). Следует отметить, что и «пионер» раскопок, доминиканец Р. Де Во, не называл бассейны Кумрана «микве».

Водосборник (11), известный среди специалистов, как L71, был самым большим. Он вмещал 310 куб. м воды, и на его дне археологи обнаружили около 3 т глины. А всего, по подсчётам учёных, кумранские бассейны могли вместить до 6-7 т глины (Маген, Пелег, с. 63). Археологи предполагают, что в дождливые годы, когда скопившуюся глину было невозможно переработать на месте, её излишки отправлялись в гончарные мастерские Иерусалима, Иерихона и т.д.

Во времена Второго храма законы ритуальной чистоты строго соблюдались. Это касалось и керамики. Из Библии и раввинистической литературы известно, что керамический сосуд становится нечистым, если воздух внутри него соприкасается с нечистотой через открытое отверстие, но не через стенки, как например:

«…если человек умрёт в шатре, то всякий, кто придёт в шатёр, и все, что в шатре, нечисто будет семь дней; всякий открытый сосуд, который не обвязан и не покрыт, нечист» (Чис.19:14,15)

Обожжённый глиняный сосуд не может быть очищен путём погружения в микве и, следовательно, должен быть разбит, чтобы исключить повторное использование. Но необожжённый глиняный сосуд, как и сделанный из камня, согласно Устному закону, не принимает нечистоту (Мишна – Мас. Охолот: 5: 5).

Гончары не принадлежали к уважаемому сословию, а, наоборот, считались грубыми людьми, за которыми нужен глаз да глаз (Маген, Пелег, с. 41). Поэтому процесс изготовления керамики должен был подвергаться строгому контролю. Скорее всего, работники керамического производства были обязаны периодически омываться в микве, как это делалось при производстве оливкового масла и вина.

И. Маген и Ю. Пелег приводят следующий галахический пример:

Рабби Меир требовал, чтобы хозяин сопровождал работников, собиравших виноград, только до входа в микве (букв. пещеру с водой – И. Ц.); рабби Йоси утверждал, что этого недостаточно, и настаивал на том, чтобы хозяин лично следил за омовением, а рабби Шимон говорил, что если работники утверждают, что они чисты, то им нельзя доверять, и надо следить за процессом омовения, но если они признаются в своей нечистоте, то им можно разрешить омываться самостоятельно, поскольку они осознали своё состояние (Мишна – Мас. Техорот: 10: 3).

Подобные утверждения подтверждаются многочисленными микве, найденными рядом с еврейскими фермами эпохи Второго храма. По-видимому, и гончарное производство требовало подобных омовений.

ПОГРЕБЕНИЯ

К востоку от Кумрана находится большое кладбище, площадью свыше 2 га, где обнаружено более 1200 могил (исследовано – около 50). Захоронения ориентированы головой на юг, мужчины лежат отдельно от женщин и детей. Если придерживаться «ессейской» гипотезы заселения Кумрана, то наличие женских могил ясного объяснения не имеет. В Уставе общины («Серех ха-Яхад») не упоминается о браке и семейной жизни, но требования безбрачия тоже нет. Согласно И. Флавию брак признавала лишь часть ессеев:

«Существует еще другая ветвь ессеев‚ которые […] совершенно сходны с остальными‚ но отличаются своими взглядами на брак. Они полагают‚ что те‚ которые не вступают в супружество‚ упускают важную часть человеческого назначения – насаждение потомства; да и все человечество вымерло бы в самое короткое время‚ если бы все поступали так. Они же испытывают своих невест в течение трех лет‚ и‚ если после трёхкратного очищения убеждаются в их плодородности‚ они женятся на них. В период беременности своих жён они воздерживаются от супружеских сношений‚ чтобы доказать‚ что они женились не из похотливости‚ а только с целью достижения потомства. Жены их купаются в рубахах‚ а мужчины в передниках» (ИВ.2:8:13)

Захоронения относятся к разным историческим эпохам. Возможно, что здесь хоронили ессеев со всей страны. Женских могил на кладбище мало, что не обязательно связано с целибатом. Даже, если считать, что Кумран существовал как военный форт, а затем – как центр производства керамики и финикового сиропа, то женщин в поселении были единицы.

Рытьё могил было редким явлением для Иудеи, но для Кумрана – единственно возможным. Здесь не жили семьями. Не было типичных для Иудеи скал, пригодных для вырубки склепов, а захоронения в пещерах, вырытых на склонах вади Кумран, могли привлечь диких зверей. Большие склепы неудобно рыть в рыхлых грунтах. Они неизбежно подвергались бы угрозе обрушений, землетрясений, наводнений, селевых потоков и т.д.

Следует помнить и о такой важной для евреев проблеме, как о возможном распространении ритуальной нечистоты на окружающие поля (и урожай). Однако в Кумране никаких полей рядом с кладбищем не было.

Особый интерес вызывает большое количество могил. И. Маген и Ю. Пелег выдвигают версию о том, что в эпоху нескончаемых битв хасмонейского времени сюда привозились тела убитых для массовых захоронений.

С другой стороны, кладбище использовалось более 300 лет (около 130 лет в эпоху Первого храма и приблизительно 170 – в период Второго). Если предположить, что в год умирало четыре человека – реальное количество, то умножив четыре на триста, действительно получаем 1200, хотя это всего лишь арифметическое упражнение (Маген, Пелег, с. 45).

Среди девяти изученных И. Магеном и Ю. Пелегом могил на южной окраине кладбища, четыре – не содержали человеческих останков, в четырёх оказались кости людей в возрасте 25-60 лет, а ещё в одной – деревянный гроб, что, возможно, подтверждает гипотезу о том, что здесь могли хоронить людей, привезённых издалека. В двух из «пустых» могил учёные обнаружили 14 запечатанных кувшинов с органическим материалом, напоминающим финиковый сироп (кон. II – нач. I вв. до н.э.).

По-видимому, в «лишних» могилах – зарывали предметы, контактировавшие с умершими. Из Библии и раввинистической литературы известно, что керамический сосуд становится нечистым, если воздух внутри него соприкасается с нечистотой через открытое отверстие, но не через стенки. Найденные в могилах кувшины были запечатанными, но по какой-то причине считались нечистыми.

ЗАХОРОНЕНИЯ КОСТЕЙ В КЕРАМИЧЕСКОЙ ПОСУДЕ

По всем Кумрану, в основном, под главным зданием, а также на свалках, были обнаружены закопанные кости коз, овец, коров и т.п. Иногда они находились в закрытой и перевёрнутой керамической посуде. Как иронично замечают И. Маген и Ю. Пелег, если археологи не могут дать чему-то объяснение, то они ищут религию или культ. Некоторые далёкие от иудейской традиции специалисты считали находки чуть ли не свидетельством жертвоприношений. Другие искали жертвенники, что противоречит простому факту о том, что кости относятся ко всем периодам жизни поселения, а не только к «римско-ессейскому». Кстати, найденные кости – это обычные объедки без признаков ритуального сожжения (Маген, Пелег, с. 43-44).

И. Маген, проводивший раскопки на горе Гризим в Самарии, где действительно был жертвенник, прекрасно знает о чём пишет. Там сотни тысяч костей жертвенных животных были сожжены и покрыты толстым слоем пепла; они не были захоронены или помещены в горшки, а были просто счищены с алтаря и выброшены за пределы святилища, или собраны в кучи в его пределах.

Проще говоря, специалисты, выдвигающие подобные версии, не видели типичную для Иудеи картину: стаю шакалов на мусорной свалке. А ведь в Кумране была привлекавшая хищников вода. Не исключено, что в нескольких сотнях метров от поселения, по направлению к морю, находился оазис. И сейчас там растут камыши, что говорит о близости грунтовых вод. В древности в пустыне встречались львы и леопарды, а единичных леопардов и гиен, а также множество лис и шакалов можно видеть и сейчас, поэтому на кумранские объедки всегда было много «претендентов».

Во времена Второго храма жертвоприношения за пределами Иерусалима были запрещены. Хасмонейский правитель Йоханан Гиркан I разрушил самаритянский храм с жертвенником на горе Гризим (сохранились следы лестниц на западном склоне). Пасхального ягнёнка – жертву, которую можно было принести в любом месте – требовалось теперь забивать на Храмовой горе и вкушать в Иерусалиме. Даже, если представить, что в Кумране обитала иудейская секта, то центральная власть не позволила бы ей проводить жертвоприношения в 40 км от Святого города, а обилие костей «взрослых» овец, коров, коз позволяет отбросить и версию ягнёнка. Поэтому захоронениям нет иного внятного объяснения, кроме как желания кумранитов обезопасить себя от нашествия зверей, птиц и насекомых (а керамики здесь хватало с избытком) (Маген, Пелег, с. 63).

КЕРАМИКА

Восемь печей для обжига, толстые слои глины на дне водосборников,  в особенности, бассейна (11), известного среди специалистов, как L71, сами бассейны, склад готовой продукции и обилие черепков на восточной и северо-западной мусорных свалках – всё это свидетельствует о развитии гончарного дела. Производство керамики, по-видимому, началось в первой половине I в. до н. э. и продолжалось вплоть до разрушения Кумрана ок. 68 г. н.э. Излишки керамики и брак использовались для захоронения пищевых отходов, укрепления стен (один из сосудов был найден вмурованным в восточную стену поселения) и т.п.

В зависимости от своего предназначения, керамика имела разную форму. Цилиндрические и овальные сосуды, которые, как выяснилось, применялись для хранения свитков в пещерах, в Ханаане использовались также для хранения и перевозки сушёных фиников – подобные были найдены в Иерихоне, Аммане и др. Была обнаружена в Кумране и «иноземная» керамика, например, набатейская, вероятно полученная «по бартеру».

О том, был ли Кумран важным гончарным центром и вывозилась ли из него керамика ведутся дискуссии. Последние работы специалистов указывают и на то, что цилиндрические и овальные сосуды были привозными, что может свидетельствовать в пользу ессейской гипотезы заселения этого места (см. также Послесловие)

Древние керамические производства были грязными и неопрятными: дым и зола из печей, склады дров, разбросанные повсюду черепки, площадки для сушки изделий, сырость и угли.

Отсюда И. Маген и Ю. Пелег делают выводы о том, что Кумран кажется странным местом для обитания секты затворников, большая часть дня которых, согласно их же правилам, уходила на переписывание священных текстов. Для обслуживания восьми кумранских печей требовалось не более 15-20 человек, и в поселении, в принципе, не обнаружено следов жилья. Гипотеза о том, что община, придерживаясь строгих законов ритуальной чистоты, производила «особую» керамику, маловероятна: огромное количество сосудов и черепков свидетельствует о том, что она предназначалась на продажу, а гипотетическая изоляция кумранитов неизбежно нарушалась бы визитами оптовых торговцев. Зато как гончарный центр Кумран обладал многими достоинствами: к примеру, глина поступала сюда по водоводу «самотёком» и откладывалась на дне многочисленных бассейнов. Анализы подтвердили (как выяснилось, далеко не во всех случаях – И. Ц.) идентичность глины, из которой изготовлена керамика, найденной в бассейнах и на свалках. Тонн глины в водосборниках (7) и (11) хватило бы для изготовления тысяч сосудов.

Критики этой гипотезы, как напр. Дж. Магнесс, в свою очередь, утверждают, что вывоз примитивной кумранской керамики был бы нерентабельным, трудноосуществимым для хрупкой посуды, в поселении присутствует масса привозных гончарных изделии и т. п. В случае массовой продажи этих изделий, в особенности, типичной для Кумрана овальной и цилиндрической формы, они бы обнаружились в оазисах Мёртвого моря, таких как, Эйн Фешха, Эйн Геди, Эйн Бокек и Эйн аз-Зарка, чего не наблюдается.6  Отсюда делается вывод о том, что кумранская керамика служила для поддержания ритуальной чистоты жизни ессейской общины.

Сухой и жаркий климат Кумрана хорошо подходил для гончарного производства, существенно сокращая время сушки изделий перед обжигом. Он также позволял изготавливать необожжённую керамику и грязевые кирпичи. Необожжённые сосуды использовались для хранения зерна, а из кирпичей можно было строить клетки для птиц, пчелиные улья и т.п. (подобное и по сей день можно увидеть в арабских деревнях).  К сожалению, И. Маген и Ю. Пелег не приводят примеров найденных в Кумране подобных изделий.

КУМРАНСКИЕ СВИТКИ

В одиннадцати пещерах, некоторые из которых расположены рядом с Кумраном, а некоторые – удалены более, чем на километр, найдены примерно 972 цельных свитка и десятки тысяч фрагментов. Язык манускриптов: на 90% иврит, на 8% арамейский, остальное – фрагменты переводов на греческий; 80% текстов написаны на коже, а 20% – на папирусе. Обнаружены оригиналы того, что ранее было известно из только из переводов, как, например, апокриф «Премудрости Иисуса сына Сирахова» («Сефер Бен-Сира»). Только в пещере №4 обнаружены 25 тыс. фрагментов текстов. Рукописи отражают многообразие вариантов Библии в период между II в. до н. э. и I в. н. э. Не исключено, что многие внешние библейские тексты, включая так называемые «Аллегории», были навеяны годами Вавилонского плена и восточной мистикой. Нет доказательств того, что свитки (даже частично) создавались в Кумране, этому, вроде бы, противоречит и разнообразие текстов, но и сторонники создания рукописей в поселения имеют свои веские доводы,

Об открытии в январе 2017 года двенадцатой пещеры мы говорили в самом начале заметки.

Рукописи делятся на три группы: библейские книги, апокрифы и общинная литература. В библейских текстах есть отступления от современного «канона». В частности, отсутствует Книга Есфирь («свиток Эстер»). Отдельно были найдены духовно близкая к мессианским направлениям иудаизма Книга Исайи («мегилат Йешайяху») и её последняя треть. Возможно, в части пещер была спрятана библиотека Иерусалимского Храма, хотя, скорее всего, рукописи попали туда из разных источников. Трудно объяснить появление в Кумране т. н. Медного Свитка («мегилат ха-нехошет»), в котором содержится гипотетический список мест, где были захоронены храмовые сокровища. Вероятно, этот свиток был спрятан уже после разрушения храма.

Первые семь свитков, полных или незначительно повреждённых, были обнаружены пастухами-бедуинами в 1947 г. в одной из пещер ущелья Кумран, позже получившей № 1. Три из семи манускриптов находились в керамических сосудах цилиндрической формы. Рукописи попали в руки двух вифлеемских торговцев древностями. Один из антикваров в ноябре 1947 г. перепродал три рукописи иерусалимскому археологу Элиэзеру Сукенику (1889–-1953) за 35 ф. ст. Отрывки из этих манускриптов – Второго свитка Исайи, Благодарственных Гимнов («Мегилат ха-Ходиют»), Войны Сынов Света с Сынами Тьмы («Милхемет Бней ор бе-Бней хошех») были опубликованы в 1948-50 гг., а полное издание – только после смерти учёного в 1954 г.

Другой антиквар сбыл оставшиеся четыре свитка и несколько фрагментов митрополиту сирийской церкви Самуилу Афанасию за 50 ф. ст., а тот тайно переправил их в США и поместил на хранение в сейф одного из банков Уолл-стрита с оценкой более миллиона долларов. В США три из них – Первый свиток Исайи, Комментарий на книгу Аввакума (Хаваккука) («Пешер Хаввакук») и Устав общины («Серех ха-яхад») – были прочитаны группой исследователей под руководством М. Барроуза и изданы в 1950–1951 гг. Покупателей за такую цену не нашлось, стоимость понижалась, и в 1954 г., эти четыре свитка были приобретены Иерусалимским университетом за 250 тыс. долларов (на деньги, пожертвованные Д. С. Готтесманом, 1884–1956), и в Израиле была прочитана последняя из семи рукописей – Апокриф книги Бытие («Мегила хицонит ле-берешит»), изданная в 1956 г.

В 1951 г. началось проведение систематических раскопок и обследований в Кумране и близлежащих пещерах, находившихся в тот период под контролем Иордании. С воссоединением Иерусалима в 1967 г. почти все находки, сосредоточенные в Музее Рокфеллера стали доступны еврейским учёным. В том же году археологу Игаэлю Ядину (1917–-1984), сыну Э. Сукеника, удалось приобрести в Вифлееме на средства, выделенные фондом И. Вольфсона, один из самых известных больших манускриптов – так называемый Храмовый свиток («Мегилат ха-микдаш»). Вне Израиля, в Аммане, находится лишь Медный свиток, рассказывающий о предполагаемых местах захоронения храмовых сокровищ (ни одно из которых не было обнаружено).

Как мы уже отмечали, нет доказательств прямой связи между кумранитами I в. н. э., пещерами и рукописями. В поселении не найдены следы жилья, а также перьев, обрывков пергамента, папируса и т.п. Только несколько чернильниц. Чернила могли использоваться для коротких записей на остраконах при учёте керамики, выручки и т.п. Поэтому некоторые исследователи – те же И. Маген и Ю. Пелег – склоняются к тому, что рукописи в пещерах прятали евреи, бежавшие от римлян в годы Иудейской войны I из Иерусалима и окрестностей. Мало известно о количестве людей, которые скрывались в пустыне. Днём они могли прятаться в окрестных пещерах, а ночью – продолжать свой путь на восток. Следы стоянок беженцев есть в окрестностях Кумрана и в десятках километров южнее, например, в районе Эйн Геди. Спасаясь, беглецы проходили через Кумран и спускались к берегу Мёртвого моря. Отсюда, пешком и на лодках, они переправлялись на юг Мёртвого моря (в район Эйн Геди и Масады), на восточный берег, либо шли в сторону поселений юга Хевронского нагорья. Кумран был удобной и последней точкой, где была возможность спрятать манускрипты. Часть свитков беженцы уносили с собой – подобные рукописи есть, например, в Масаде – но вместимость лодок была ограничена. Вероятно Кумран к тому времени был уже оставлен, но евреи могли найти здесь керамику, позволявшую прятать свитки и другие вещи. Рукописи – только малой частью в сосудах – были найдены в десятке пещер, некоторые из которых находятся на значительном расстоянии от поселения. Всё это говорит о спонтанности процесса, о спешке, о надежде вскоре вернуться и забрать свои реликвии. Однако эти рассуждения, по нашему мнению, имеют и слабые места7.

В пещерах было обнаружено большое количество копий библейских текстов. Только версий книги Бытие («Берешит») – около 20, книги Исход («Шмот») – порядка 16 и т.п. Тексты различаются по датировке (от III в. до н.э. – до 68 г. н.э. и, возможно, позже), языку, шрифту и содержанию. Некоторые идентичны самаритянской версии Торы, другие – переводу семидесяти («Септуагинте»), а самые «молодые» приближаются к современному масоретскому варианту. Похоже, что свитки попадали в Кумран из разных мест, где школы иудаизма придерживались различавшихся деталями версий книг Ветхого завета. У ессеев, по-видимому, тоже была своя – пока неизвестная – версия Библии. В иерусалимском Музее Книги («Гейхаль ха-Сефер»), открывшемся 20 апреля 1965 г., ещё до официальной инаугурации Музея Израиля (11 мая 1965 г.), на территории которого он построен, можно увидеть восемь приобретённых легально свитков (первые семь плюс Храмовый свиток). Остальные хранятся в запасниках израильского Управления древностей (IAA). Соседство павильонов Музея Израиля (включая Музей Книги), Еврейского университета (кампус «Гив’ат Рам») и Кнессета не случайно – это подчёркнутая преемственность еврейской традиции.

послесловие

Проведённые учёными в последние годы исследования образцов керамики из Кумрана и окружающих пещер, похоже, не подтверждают гипотезу И. Магена и Ю. Пелега о преимущественном изготовлении керамики «на месте». Большинство черепков и сосудов – а специалистов, в особенности, интересуют гончарные изделия «местного» типа: овальной и цилиндрической формы, с плоскими крышками, пригодные для хранения свитков – сделаны из иерусалимской (район Моца) и др. глин, см. ссылку на публ. Яцека Мичневича (Jacek Michniewicz) и Мирослава Кжышко (Miroslaw Krzyśko), 2003, в труде Дж. Магнесс, 2014.

Такие сосуды могли заказываться специально для хранения рукописей. Версия о том, что подобная форма была удобна для хранения и транспортировки фиников, сиропа и т. п. требует доказательств. Могли ли воспользоваться найденными «излишками» подобной посуды беженцы – неизвестно.

Поселение было уничтожено пожаром за несколько лет до падения Иерусалима, но некоторое количество гончарных сосудов могло сохраниться. С другой стороны, многие пещеры находятся довольно далеко от Кумрана, и беженцам нужно было тратить драгоценное время на их поиски, хотя отдельные случаи подобного укрытия свитков исключать нельзя.

Требует дальнейшего изучения и гипотеза о наличии в районе Кумрана порта, откуда могли отплывать беженцы. И. Маген и Ю. Пелег упоминают Руджм эль-Бахр и Хурват Мазин, а также, со ссылкой на проф. Хаима Эшеля, утверждают, что из-за особенностей рельефа сухопутной дороги из Кумрана до Эйн-Геди не было. Однако, до Хурват Мазин тоже не было сухопутной дороги. А Руджм эль-Бахр, находящийся на расстоянии как минимум 8 км от Кумрана (если это реальная гавань, в отличие от Мазин, до которого, чтобы добраться, надо целый день перебираться через горы) – не факт, что гавань.

Словом, загадки Кумрана ещё далеки от разрешения, споры будут продолжаться, и нам – неспециалистам – остаётся только следить за их развитием и ждать новых открытий.

Примечания:
  1. По состоянию на 2011 год.
  2. Yitzhak Magen, Yuval Peleg, “The Qumran Excavations 1993–2004”, 2007.
  3. Несмотря на географическую близость, нет строгих доказательств экономической связи Эйн-Фешхи и Кумрана
  4. Это утверждение оспаривается многими учёными, напр. Jodi Magness, 2014, на том основании, что в Иудее и в. т. ч. в окрестностях Иерусалима были гончарные производства и качественная глина, и производство кустарной кумранской керамики «на вывоз» было бы нерентабельным. У тому же в пустыне неизбежна проблема с топливом для обжига.
  5. См. напр. нашу заметку о Граде Давида: http://www.tsaritsyn-tours.com/?page_id=1677
  6. См. Дж. Магнесс, 2014
  7. В рассуждениях И. Магена и Ю. Пелега есть «слабое место». Сосуды, удобные для хранения свитков, – имеющие овальную и цилиндрическую форму с плоскими крышками, – как показали исследования, привезены издалека (напр., из Иерусалима), а не сделаны в Кумране. Т. е., как бы заранее заказывались кумранитами для хранения рукописей. Воспользоваться найденными «излишками» подобной посуды беженцы вряд ли могли, поскольку поселение было за несколько лет до этого уничтожено пожаром.
Источники:
  1. ’נתן שור, תולדות ארץ ישראל מן התקופכ הפריהיסטורית עד ימינו, הוצאת דביר, 1998, 355 עמ
  2. ’המקורות היהודיים של הנצרות, משרד הביטחון – הוצאה לאור, 1980 ,64 עמ
  3. Александр Яннай. Электронная Еврейская Энциклопедия (http://www.eleven.co.il/article/10138)
  4. Иосиф Флавий. Иудейская война: Беларусь; Минск; 1991, 512 стр. – ISBN 5-338-00653-7
  5. Иосиф Флавий. Иудейские древности. В 2-х тт.: Беларусь; Минск; 1994. – ISBN 985-01-0002-8, 985-01-0001-X
  6. Кумран. Электронная Еврейская Энциклопедия (http://eleven.co.il/article/12259)
  7. Кумранская община. Электронная Еврейская Энциклопедия (http://eleven.co.il/article/12260)
  8. Мёртвого моря свитки. Электронная Еврейская Энциклопедия (http://eleven.co.il/article/ 12727)
  9. Микве. Электронная Еврейская Энциклопедия (http://www.eleven.co.il/article/12762
  10. С. Нескучная. Ткань обличила сектантов (http://www.gazeta.ru/science/2011/11/24_a_3846578.shtml)
  11. А. Таль. Как рождалась современная легенда о ессеях? (http://isrageo.wordpress.com/2012/09/21/kumran-5/)
  12. Dead Sea Scrolls (http://www.abu.nb.ca/courses/ntintro/intest/qumran.htm#Q63)
  13. Ilani, Ofri, “Scholar: The Essenes, Dead Sea Scroll ‘authors,’ never existed”, Ha’aretz, 13 March 2009 (http://www.haaretz.com/print-edition/news/scholar-the-essenes-dead-sea-scroll-authors-never-existed-1.272034)
  14. Doudna, Greg, “Dating the Scrolls on the Basis of Radiocarbon Analysis”, in The Dead Sea Scrolls after Fifty Years, edited by Flint Peter W., and VanderKam, James C., Vol.1 (Leiden: Brill, 1998), pp. 430-471
  15. Yitzhak Magen, Yuval Peleg, The Qumran Excavations 1993–2004, Preliminary Report, Staff Officer of Archaeology – Civil Administration of Judea and Samaria, Jerusalem, 2007, 74 p. – http://www.antiquities.org.il/images/shop/jsp/jsp6_qumran_color.pdf
  16. What’s inside? Sealed jar discovered at Qumran – site of Dead Sea Scrolls, December 10, 2010 (http:// http://www.unreportedheritagenews.com/2010/12/whats-inside-sealed-jar-discovered-at.html)
  17. Eshel, “Qumran and the Scrolls – Response to the Article by Yizhar Hirschfeld,” Cathedra 109 (2003): 53 (Hebrew).
  18. Jodi Magness, “The Connection between the Site of Qumran and the Scroll Caves in Light of the Ceramic Evidence”, in “The Caves of Qumran: Proceedings of the International Conference”, edited by Marcello Fidanzio, Ch. 12, Lugano 2014, pp. 184 – 194.

Добавить отзыв